Алексей Анпилогов: убежать от себя самого — невозможно

Во-первых, предлагаю своим читателям очень краткую статью с моей позицией по сегодняшней ситуации на Донбассе. Газетный формат, понятное дело, подразумевает массу ограничений как по объёму материала, так и по используемому выразительному языку, но тут уж не обессудьте: законы жанра.

С другой стороны, на прямой вопрос главного редактора газеты «Завтра» о том, что же является главным фактором войны на Донбассе сегодня, я по-прежнему вынужден дать тот же самый ответ: главным фактором продолжающейся войны на Донбассе является позиция России. И, понятное дело, не в вопросе мифического присутствия российских войск на Донбассе, а как раз в вопросе их там отстутствия. Поскольку будь там российские миротворцы, как это происходило в Приднестровье, Абхазии, Южной Осетии — и нынешнее обострение конфликта на Донбассе было бы просто невозможным.

Просто потому что в этом случае украинская армия столкнулась бы в случае обострения военных действий уже с российским миротворческим контингентом, а не с отдельными вкраплениями российских советников и кадровых военных. И результат эскалации конфликта был бы во многом иной. Такой, как в Изварино, Иловайске или Дебальцево.

Ну а нынешняя, во многом «страусиная» позиция России в украинском конфликте приводит ситуацию вот к такой:

Боевые действия на Донбассе продолжаются, общее число погибших, согласно недавно опубликованным данным ООН, уже превысило 9 тысяч человек (независимые источники говорят более чем о 50 тысяч погибших), число жертв конфликта по обе стороны фронта непрерывно растёт, но из фокуса внимания мировых и отечественных СМИ эта тема уже давно выведена, место на первых полосах бумажных масс-медиа и в прайм-тайме электронных занимают совсем другие события…

На Донбассе третий год идёт настоящая, полномасштабная война. Каждый день в ней гибнут и получают увечья люди, а для тысяч жителей прифронтовой полосы эпитеты «входящий» и «исходящий» уже давным-давно стали не только признаком тарификации телефонного звонка, но и залогом выживания.

«Исходящий выстрел» — артиллерия возле тебя ведёт дуэль с противником, жди «входящих» с противоположной стороны, прячься и моли бога, чтобы попало не в твой дом.

Это — реальность настоящей, а не пропагандистской войны на Донбассе. Война на Украине отнюдь не закончилась бескровной «крымской весной» — она ею только началась. Не закончилась эта кровавая бойня и с принятием фигового листочка минских соглашений. Война на Донбассе идёт и сейчас, она стала для многих её профессиональных и невольных участников и жестокой повседневностью, и новым, страшным продолжением их прежде мирной жизни.

И, что самое страшное, война разделила людей. Очень по разному, но всегда по-злому — разделила. После краткой эйфории «крымской весны» настало время вязкого, кровавого противостояния на Донбассе, во время которого у России несколько раз была возможность решить украинский вопрос если и не «раз и навсегда», то, по крайней мере, — гораздо меньшей кровью и без того, чтобы миллионы жителей Донбасса сейчас оказались заложниками парадоксального состояния «ни войны, ни мира». Когда очередные входящие в твой палисадник означают в пропаганде лишь «незначительные нарушения мирного процесса, которому нет альтернативы».

Такой войны — длинной, бесцельной, лживой и бессмысленной — Россия ещё не знала. Украина, оказавшись её запалом и заложником, уже в любом случае проиграла. Потому что для Украины это в любом случае война гражданская, в которой всегда есть две правды, но и всегда одно — поражение. Потому что победившая сторона по окончании такой войны обычно сталкивается с тем, что сторона проигравшая проигрывает только на поле боя, но не в сознании людей. И гражданский мир оказывается много сложнее гражданской войны.

А вот для России момент истины в украинской войне ещё впереди. Самый простой ответ на украинский вопрос мы видим сегодня на экранах телевизоров и в заголовках газетных и сетевых статей. В новостях нет Украины и Донбасса, нет войны возле русских городов, возле Луганска, Донецка, Горловки и Первомайска. «Войны нет» — говорит официальная пропаганда. Есть драка футбольных фанатов в Марселе, есть кровавая бойня в гей-клубе в Орландо. Именно это идёт передовицей номера и повесткой дня, «общественность» ругает или хвалит фанатов, либо же удивляется, как один террорист смог положить «целых 50 геев» из одного-единственного автомата. Ну и, конечно же, официальные соболезнования жертвам теракта в Орландо. Ведь это — событие.

И, с другой стороны, обострение на Донбассе. Когда и с одной, и с другой стороны гибнут люди с русскими именами и фамилиями. Которые не более, чем статистический «попутный ущерб» некоего мирного процесса, который уже давным-давно стал фикцией и пустой бумажкой. И — практически полное молчание об этих страшных сюжетах. Все привыкли, все уже забыли и не хотят думать о том, что будет дальше.

Некоторые говорят страшные для меня вещи: «да зачем вы нагнетаете, нет уже русских Одессы и Харькова, Днепропетровска и Николаева. России надо забыть об Украине, это — отдельная страна. Это вообще не наша война!». Да, забыть, безусловно, можно. В конце концов, город Николаев уже давно называется «Мыколаив», а города Днепропетровска теперь и вовсе нет. Есть кастрированный, безликий «Днепр». Даже не Екатеринослав или Новороссийск, если бы речь шла о настоящей истории и возврате к истокам того, откуда взялись южнорусские земли.

Россия сегодня убежала сама от себя, спряталась в удобной конструкции Российской Федерации от себя самой, от своей исторической роли и от цивилизационного предназначения. Но невозможно убежать от себя, невозможно произвести сознательный отказ от своего естества и не совершить при этом ещё и насилия над собой лично.

Наглядный пример такого насилия демонстрируют России те самые жители Украины. Которые выбрали мёртвые мифологемы «единой Украины-не-России» и пытаются претворять их в жизнь — развязав гражданскую войну на Донбассе, называя жителей своей страны «лугандонами» и «ватниками», записав всё население Донбасса в «террористов» и «боевиков». Итогом такого процесса будет неизбежное банкротство всех украинских идей, когда выражение «свидомый» станет ругательным не только в России или на Донбассе, но и на самой Украине.

Но такой же процесс выздоровления предстоит пройти и самой России. Надо будет осознать, что от войны невозможно спрятаться за филькиной грамотой или под пеленой молчания. Понять, что на Донбассе, в отличие от американского Орландо, гибнут русские люди. Принять свою ответственность хотя бы за пространство бывшего СССР.

В противном же случае надо перестать говорить о «росте влияния России в мире» или о мифической «евразийской интеграции» — и ждать войну у себя дома. Ну и, в порядке бреда, принести соболезнования Порошенко касательно гибели людей на украинском Донбассе. Даром что президент Украины сам их там и убивает. В рамках, понятное дело, мирного процесса.

Оригинал статьи на сайте газеты «Завтра»

И, что интересно, лёгкого выхода из украинской ситуации у России уже нет. Его нет и у Украины, но Украина-то Донбасс уже реально списала со счетов. «Минская» сдача Донбасса под «ЕдиноУкраину» приведёт к достаточно запрограммированному результату: Украина получит на своих восточных границах такую же партизанскую войну, как получил СССР в случае схронов и лесов Галиции после окончания Великой Отечественной войны.
Толкько вот у Украины нет ресурса решить эту проблему. Как не справился толком с галицийской проблемой и СССР, предпочёв в итоге практику «тихой ассимиляции» Западной Украины, как показал исторический опыт — весьма неудачную.

Поэтому, как я сказал в ещё одном интервью для издания «Свободная Пресса», тихая сдача Донбасса под Украину — это тоже никакой не выход.

Неизбежен всплеск народного сопротивления, — считает директор фонда исторических исследований «Основание» Алексей Анпилогов.

— Городская застройка и терриконы Донбасса представляют собой отличную среду для партизанской и подпольной деятельности. Сейчас на территории ДНР и ЛНР созданы тысячи схронов оружия. Причём припрятано на всякий случай не только стрелковое оружие, но и гранатомёты, огнемёты «Шмель», легкие миномёты…

Если ДНР и ЛНР будут оккупированы, Украина получит «русскую Галицию» на своих восточных границах. Партизанская война будет идти много лет. В донбасских республиках понимают, что украинские каратели тут же начнут зачистки всех, кто хоть как-то обозначил свою приверженность донбасским республикам. А таких — многие тысячи. В сеть, как мы знаем, к сожалению попали списки членов общественных организаций и партий Донбасса. Люди понимают, что многих из них ждёт участь тех сотен участников сопротивления, которые содержатся в тайных тюрьмах в Славянске и Краматорске, их ждёт многолетнее заключение или поражение в правах. Поэтому любая попытка украинизации Донбасса получит мощный отпор. Речь будет идти о новом витке народного восстания.

«СП»: — Почему такое неприятие в ДНР и ДНР вызвала идея вооружённой миссии ОБСЕ?

— Конечно, главным образом потому, что под видом полицейских в Донбасс могут ввести совсем не дружественных республикам военных. В целом, что касается «приплясываний» вокруг вооружения полицейских ОБСЕ, то смысла в этом мало. Если уж в Киеве хотят обеспечить мир в Донбассе, необходимо ввести «классический» миротворческий контингент, как это было в Абхазии, Южной Осетии, в Приднестровье. Во всех этих случаях реальный мир был обеспечен на долгое время.

При этом, опять-таки, стоит понимать, что нынешняя попытка слепить какую-то «миротворческую миссию» из наблюдателей ОБСЕ — это тоже совершенно негодный симулякр. В условиях, когда обе стороны уже используют в противостоянии все средства нападения — от стрелкового оружия и миномётов и вплоть до стволовой артиллерии и РСЗО, любая миссия квази-миротворцев с пистолетиками Макарова будет выглядеть столь же глупо, как и зимние наблюдатели ОБСЕ в Донецке, внезапно увидевшие «рояль в кустах», а именно — лёгкую станцию артиллерийской разведки «Аистёнок».

Именно такого рода высокотехнологичное оборудование, если честно, и обеспечивало победу ДНР и ЛНР в противостоянии с украинской армией, и именно за счёт превосходства в средствах обнаружения и РЭБ можно с удовлетворением понимать, что в ответ на применение армии против мирных жителей Донбасса в ответ тоже прилетело. И немало.

Отсюда, в общем-то, следует и простой факт: и 9 тысяч погибших (если опираться на доклад ООН), и 50 тысяч погибших (если опираться на данные независимых источников), и около миллионна беженцев из зоны конфликта — это не только результат действий Украины. То, что руководство Украины надо судить, как военных преступников — для меня непреложный факт. Люди, которые развязали гражданскую войну на Украине (в Киеве, в Харькове, в Одессе, в Мариуполе) не имеют права прикрываться никакой «войной на Донбассе» с участием России.
К моменту начала участия России в конфликте на востоке Украины большая война уже была запрограммирована событиями на Институтской в Киеве, на Рымарской в Харькове, на Куликовом Поле в Одессе. Вопрос состоял лишь в том, что будет итогом раскола Украины.

А вот итоги конфликта программировала уже Россия. Своим действием или бездействием.
В случае Крыма это была практика действия — и результат не заставил себя ждать. А вот выбранная в случае Донбасса практика «странной войны» очевидно зашла в тупик и буксует в кровавой грязи Минских соглашений.

Выбранная практика «гибридной войны» сегодня терпит ожидаемый провал: проблему «двух Украин» никак не получится «замести под плинтус». Дальше ситуация будет развиваться столь же неуправляемо, как это происходило и до сих пор — на фоне деградации ситуации на Донбассе (однозначно), на Украине (очень вероятно), да и в самой России (в более лёгкой форме, так как ресурсов тут всё-таки поболее, чем в нищих Украине и Донбассе).

Ну а конечная точка этого процесса сегодня тоже вполне видна. Ситуация деградации социальной системы имеет своей конечной остановкой что-то в виде Сирии или Афганистана, конечно же, с упором на национальную специфику:


Очередь за продовольственной помощью, Сирия.

Что будет национальной спецификой Украины-Донбасса-России?
Думаю, период Смуты начала XVII века в России и Руины 1654-1709 годов на Украине вполне наглядно и адекватно показывает нам те сюжеты, которые вполне могут захлестнуть просторы севера Евразии.
Тем более, что высшие элиты России снова хотят играться в каких-то «европейских хероев», не забывая, однако, и о себе лично.
А это, в общем-то, в истории нашей страны до добра никогда не доводило.

Ведь снайпера на Спасской башне Кремля — это, скорее, последняя линия обороны.
Которая никак не сдержит социальный взрыв, который Россия неумело подогревает собственной весьма недальновидной политикой на Донбассе. И который вполне может перекинуться и на территорию самой России, благо, как я уже говорил, разделение России и Украины в рамках некоей «нерушимой границы» — это, во многом, фикция.

 

Источник

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Смотрите также: