Алексей Ивакин, «ИК-23»

 

Я никогда не любил блатную культуру. И воров в законе. И всю прочую «Бутырку». Но, бл…ь, когда собираю материалы по массовому убийству заключенных ИК-23 в Чернухино у меня кровь в жилах стынет. Шумеры расх…ли зону сначала «Градами», потом минометами. Потом выгнали оставшихся в живых зеков в поле и устроили сафари. Тех, кого сразу не добили, обливали бензином и сжигали.

Зеки за свой счет покупали муку. Пекли хлеб. Раздавали хлеб мирняку и украинской нац.гвардии. Пекарей расстреляли тоже. В затылок, в спину, когда они выходили с зоны.


 

«После второго залпа «Градов» по колонии начали работать минометы. От близких разрывов вылетали стекла, осколки летели на койки, втыкались в подушки, рвали одеяла. Заключенные сидели на корточках, прячась за импровизированной баррикадой из тумбочек. Отряды перемешались. Рексы, опера и прочие сотрудники ИК-23 разбежались, оставив подопечных на произвол судьбы. Толпы зэков метались из секции в секцию, стараясь укрыться от прилетающей смерти.

Тех, кому не повезло, оттаскивали в душевые. Там хоть кровь стекала в канализацию. Война всех уравнивает. Вместе лежали и смотрящие, и опущенные. И таскали мертвых тоже вместе. Понятия остались в довоенной жизни.

Осужденный Сидельников с погонялом «Боцман» после очередного близкого разрыва, выполз из спальни в коридор. Там, хотя бы, окон не было.

— Подвинься, — пихнул острым локтем какого-то зека. Тот сидел, подтянув колени и уткнувшись лицом в них.

Зек не ответил. Осужденный Боцман ткнул его еще сильнее, тот медленно завалился, сполз по стене и глухо ударился головой о бетонный пол, накрытый желтым линолеумом. Лицо его было перепачкано запекшейся кровью.

Боцман огляделся. Кругом стонали, матерились, харкали кровью. Шныри рвали полосами простыни и кальсоны, неумело заматывали раны, бегали с кружками воды. Откуда-то доносились глухие удары, словно кто-то бил топором по двери.

Мелькнуло знакомое лицо.

— Хохол! — крикнул Боцман. — Хохол!

Невысокого роста зэк оглянулся. Измятое лицо, серые глаза, бесстрастный взгляд. Да, это Хохол.

— Боцман? Живой? Мне сказали, тебя завалило вчера..

— Хрен им по всему рылу, — сплюнул Боцман и встал, придерживаясь за стену казенно-голубого цвета. Боцман сам ее красил в прошлом году. — Хохол, нам пиздец.

— Будто я не знаю, — ухмыльнулся Хохол…»

Читать полностью


 

Тот самый «Хохол»:

 

Блог Алексея Ивакина

 

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники