Brother in Arms

Александр Ходаковский:

Я никогда еще не обращался с просьбой о помощи, но сегодня вынужден это сделать. Ознакомьтесь с содержанием поста и, пожалуйста, помогите распространить.

Мне пришло письмо от жены погибшего ополченца, воевавшего сначала в «Востоке», а после его интеграции — в рядах корпуса. Я не думаю, что случившееся, описанное в письме — случилось от переизбытка забот, скорее всего — от недостатка совести. Нет никаких слов, чтобы дать правильную характеристику позиции наших официальных властей…Раньше, когда вся война была на наших плечах — на плечах не кадровых, а добровольных командиров, — даже при всей ее бескомпромиссности мы никогда не допускали подобного…

«Здравствуйте, Александр Сергеевич. Мой муж, Ширяев Константин, позывной «Черный»служил в батальоне «Восток» с 29 сентября 2014 года. 28 сентября этого года он погиб в районе промзоны. Уже два месяца его не могут от туда достать. Он находится примерно в 35 метрах от наших позиций. Ребята,которые там стоят,пытались его вытащить,но укры не подпускают. Я обращалась в Красный Крест, в Министерство Обороны, в комитет по правам человека и в Генеральную прокуратуру..20 ноября я узнала,что его уволили 2 октября как самовольно отлучившегося из части, в то время как он до сих пор находится на боевых позициях. Может это является причиной из-за которой его не достают. Помогите, пожалуйста»

Мне сразу доложили о том, что случилось в день его гибели, и я послал свою аэроразведку, чтобы найти тело — из-за условий местности с наших позиций его было не разглядеть, а заниматься поисками под огнем противника было невозможно. Мы нашли парня и передали координаты его непосредственным командирам, и полагали, что его смогли забрать. Полагали, пока не пришло письмо от его жены. Это несложно, на самом деле, сделать — у нас есть множество официальных возможностей и механизмов, начиная от Красного креста, заканчивая центром по контролю за соблюдением перемирия. Раньше все решалось именно через этот центр — он совместный российско-украинский. Но сейчас просто, видимо, никому ничего не нужно. Я думаю, что несложно подобрать определение людям, которые могли бы, но ничего не сделали для того, чтобы тело погибшего солдата, павшего за Донбасс, забрать и предать земле. Про увольнение задним числом я хочу помолчать — нет слов…

Фотография датирована 7-м октября. Уже первое декабря. Невооруженному глазу рассмотреть детали сложно, но специалисты сделали несколько снимков с разным увеличением, и четко установили координаты тела.

Источник

 

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Смотрите также: