Česká Pozice (Чехия): Российская элита хотела бы стать аристократией

Перед сентябрьскими парламентскими выборами директор государственного Всероссийского центра изучения общественного мнения Валерий Федоров рассказал в интервью венгерскому публицисту Габору Штиеру о динамике политических элит и о том, что поставлено на кон в ожидаемой гонке.

Сегодня Россия сосредотачивается на международных задачах. Ничего другого о ней в мире сегодня не услышать, однако в самой России в центре внимания СМИ находятся такие темы, как операция в Сирии, украинский кризис и постоянные взаимные препирательства с Западом. Однако на международные амбиции России влияние оказывают прежде всего ее внутренние недостатки, общественная трансформация и замедленная модернизация.

Директор государственного Всероссийского центра изучения общественного мнения Валерий Федоров заявил в интервью: «Люди прислушиваются к Путину, а остальным частям политической элиты не доверяют. Они стараются донести до него свои проблемы, но не с помощью системы представителей, а напрямую. Так же когда-то народ писал „батюшке-царю“. Подобным „посланием“ станут и приближающиеся выборы. Как Путин отреагирует? Сменит ли он правительство, будет зависеть от того, насколько этот посыл будет силен».

ČESKÁ POZICE: Сейчас кажется, будто в России не существует внутренней политики. Если несколько лет назад ни о чем другом и не говорили, то сегодня в центре внимания — роль страны на международной арене, ее успехи и проблемы, а также несколько напряженные отношения с Западом. Россия практически незаметно готовится к сентябрьским парламентским выборам. Возможно потому, что с точки зрения будущего страны эта гонка не играет роли. Имеют ли эти выборы какое-то значение?

Валерий Федоров: Несмотря на все противоречивые догадки, эти выборы имеют значение. Уже потому, что они станут генеральной репетицией перед президентскими выборами через полтора года. Также интересно то, что впервые за долгое время россияне будут делать выбор в ситуации ухудшающейся экономической обстановки.

В последний раз в условиях подобного спада выборы проходили в 1995 году. Даже в 1999 году после финансового дефолта годом ранее ощущались позитивные тенденции. Третий важный момент состоит в том, что в «старую новую» систему опять вносится изменение, заключающееся к возвращению к одномандатным округам, что даст возможность сменить элиты или хотя бы дать старт этому процессу.

— Это важный момент, потому что Владимир Путин пребывает на троне вот уже 17 лет, и в этом кроется опасность застоя в системе. Многие западные аналитики даже сравнивают современную Россию с периодом брежневского застоя. Можно ли приравнять страну к неподвижным водам, или в ней, напротив, сильны подводные течения?

— Россия стоит на перепутье. Элита, которая уже давно занимает ключевые позиции, постепенно стареет, и при этом подрастают дети, так что многие хотят, чтобы они заняли их места. В Дагестане и в Чечне это уже произошло, когда место отца занял сын, и того же хотят многие руководители.

Таким образом современная элита хотела бы закрепиться и превратиться в аристократию. Однако для страны это большая проблема, потому что этот класс составляет примерно пять процентов от населения. А что делать с остающимися 95%? У них тоже есть дети, среди которых немало талантов и симпатичных лиц.

— Знакомый процесс… Если снизится социальная мобильность, широкие общественные массы по сути будут приговорены к поражению. Но вернемся к России. В чем вы видите разницу между стареющей прежней и приходящей новой элитой?

— Все просто. Великие отцы с сильной волей всегда имеют слабых сыновей. Поэтому любая элита нуждается в обновлении, в создании каналов, которые обеспечат поступление свежих сил, и применении социальной мобильности. В противном случае элита атрофируется и погибнет.

— Тогда где в этом отношении находится Россия, работают ли каналы?

— Да, но плохо. От того, как страна справится с этой проблемой по сути зависит ее будущее, ее жизнеспособность и конкурентоспособность. Ситуацию в целом определяет то, что Путин находится у власти уже 17 лет, и в вертикальной системе, в которой главное место занято, можно даже на низких должностях перемещаться только горизонтально или же удерживать свое место. Но рано или поздно это закончится, и, скорее всего, раньше, чем позже.

Приведу один пример. С поста директора Федеральной службы охраны, ответственной за безопасность российского правительства, на пенсию был отправлен генерал Евгений Муров, которого считали неприкасаемым, хотя ему было уже 70 лет. А в прошлом году свой пост покинул влиятельный директор Российских железных дорог Владимир Якунин.

Старая элита изо всех сил пытается удержаться в своих креслах, однако замены происходят, хотя и медленно. Этот процесс могут ускорить новые лица, которые попадут в систему в одномандатных округах.

— Вы упомянули, что впервые за 20 лет выборы в России состоятся в обстановке ухудшающихся экономических условий. Как на эту ситуацию реагирует общество?

— Тем, что правительственная партия «Единая Россия» получит меньше голосов, чем на предыдущих выборах.

— Если я правильно понимаю, общество видит проблему, но, например, из-за успехов, которые были достигнуты на мировой арене, молчит?

— Это не президентские выборы, поэтому международные успехи, по сути, роли не играют. Общество подает правящей власти сигналы, касающиеся, в первую очередь, его жизненной ситуации, и президент должен на них реагировать. Посмотрим, насколько это недовольство будет велико.

— Если говорить об этом, то соотношение сил, по сути, не изменилось, потому что, согласно вашему последнему опросу, рейтинг «Единой России» достигает почти 50%. Коммунисты и партия Владимира Жириновского получили бы десять процентов, «Справедливая Россия» — примерно пять, а остальные партии в принципе незаметны. А что вы скажете о внепарламентской оппозиции?

— Все это лишь небольшие объединения, и то, что одну из этих групп возглавляет бывший премьер Михаил Касьянов, еще не делает их оппозицией. Тем не менее этим группам уделяется большое внимание, потому что видные российские журналисты придерживаются схожих взглядов. Кроме того, этими объединениями восторгаются западные либералы. Но у них нет денег, нет идей и организационной структуры, и они даже не хотят над ней работать.

— То есть ключевой вопрос в том, как народ отреагирует на ухудшающуюся экономическую ситуацию…

— Общество ждет, что Путин скажет ему, когда же дела снова пойдут в гору, и что для этого надо сделать. Люди прислушиваются к Путину, а остальным частям политической элиты не доверяют. Они стараются донести до него свои проблемы, но не с помощью системы представителей, а напрямую. Так же когда-то народ писал «батюшке-царю». Подобным «посланием» станут и приближающиеся выборы. Как Путин отреагирует, например, сменит ли он правительство, будет зависеть от того, насколько этот посыл будет силен.

 

Источник

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Смотрите также: