Что должно произойти, чтобы Донбасс перестал быть в «подвешенном состоянии»?

Со времён «Русской весны» я плотно общаюсь с уроженцами тех городов Донбасса, которые выходили в марте, апреле и мае 2014 года. Голосовали на референдуме. Дежурили на блокпостах. И… потеряли всё, в прямом и переносном смысле. Их города оказались под контролем киевских силовиков. Славянск, Северодонецк, Волноваха – это только те города, в которых у меня остались друзья. Часть из них ушла в ополчение и отступила со своими однополчанами тем страшным военным летом 2014 года. Меньшая часть осталась – и который год подряд задаются весьма каверзными вопросами.

Доля оставшихся – это тихий непрекращающийся кошмар. По ним «шерстят» до сих пор – причём отдельно ведёт розыскные действия СБУ, отдельно – МВД. ГУРМО работает по Свободному Донбассу, но в процессе своих мероприятий, если им попадаются данные по «оставшимся», разумеется, сдают своим коллегам из смежного ведомства. Плюс, ведётся обычная идентификация по видеокадрам, разработка через сеть «стукачей», просто облавы, мониторинг мобильных сетей и другие радости украинского «освобождения». И чтобы не делала установленная ими персона весной-летом 2014, вплоть до охраны гаражей при безвластии – это статьи за терроризм и сепаратизм, пытки, срок, и далее только с неопределённой перспективой ждать обмена.

Разумеется, следуют вопросы: как долго Донбасс будет в подвешенном состоянии, с разделом, который прошёлся не только по экономическим связям, но и по отдельно взятым семьям? Когда ЛДНР заберут территории, заявленные ими, но остающиеся ныне под контролем киевских силовиков?

Этими вопросами в ЛДНР и не только задаются регулярно...

Читать полностью

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Смотрите также: