Год после выборов в ДНР и ЛНР: подводим итоги

Сегодняшний круглый стол «Год после выборов:  итоги госстроительства в ДНР и ЛНР»,  инициированный экс-замминистра иностранных дел ДНР Борисом Борисовым ros_sea_ru и собравший людей, так или иначе причастных или бывших причастными к управлению народными республиками    —     участников апрельской революции 2014 г., членов и сотрудников первых революционных Правительств ДНР и ЛНР, депутатов Верховных и Народных советов республик, местных депутатов   —    стал, пожалуй, самой интересной и содержательной дискуссией на тему судьбы Новороссии за последнее время,  а проходит их, поверьте, немало.  Предельно конкретный и детальный был разговор.

Войдя в зал, сразу увидела Павла Губарева и, разумеется, тут же была одарена его новой, ещё пахнущей краской книгой «Факел Новороссии» и автографом     —   кстати,  интересующиеся москвичи могут прийти 4 ноября в 16-00 в Библиоглобус на Мясницкой и там обрести искомое.  Книжка, должна я вам сказать, захватывающе интересная   —   подробно разберу позже, когда дочитаю, но сюрпризов там масса.  Пока получала автограф, перевела взгляд на другую половину зала  и увидела…. ещё одного Губарева  :))     —   в нескольких метрах от нас, скромненько так у стеночки сидел мой любимый пранкер Алексей, который в течение нескольких месяцев разводил Беню Коломойского,  и как завороженный смотрел на Губарева настоящего   —   лично у меня сложилось впечатление, что встретились они в первый раз : ).  Как я понимаю, псевдо-Губарев прослышал, что будет мероприятие с участием Губарева настоящего и зарулил познакомиться.  И действительно, похожи как братья:

Была очень рада видеть моего однокашника по истфаку, коллегу по депутатству в Госдуме,  лучшего за всё постсоветское время губернатора Псковской области Евгения Михайлова mikhailove, который  с лета 2014 до конца года работал управляющим делами Правительства ДНР.  Была Вера Петровна Кубриченко,  депутат Славянского горсовета 5-го и 6-го созывов.  Был знаменитый «Шаман»   Владимир Демченко, харьковчанин, один из лидеров Харьковского движения сопротивления,  ставший свидетелем гибели команданте Алексея Мозгового и воюющий сейчас в ЛНР, были и другие ополченцы.  Был Игорь Друзь, рука об руку воевавший со Стрелковым, а теперь скромно представляющийся экспертом РИСИ : ).  Из-за идиотской нелепости    —   проблем с документами    —  не смог приехать Денис Козарез,  депутат Народного совета, в прошлом году  трудившийся Министром юстиции ЛНР    —   о недопустимом уровне бардака со статусом находящихся в России украинцев сегодня говорили  буквально все, в том числе и Борис Борисов в своем установочном докладе, и председатель Союза политэмигрантов и политзаключенных Украины Лариса Шеслер.

Доклад Борисова, как вы, наверно, представляете, был крайне резкий, предельно критический и безжалостный по отношению к архитекторам той конструкции, которая сейчас выстраивается на Донбассе.  В общем, это был доклад о том, что не получилось, о проблемных точках,  о череде провалов и поражений.  Под 95% текста Бориса могу подписаться.  Безусловно, он выглядел слегка однобоким,    —   но об успехах и достижениях, думаю, вам и так есть, где прочитать.  Задача круглого стола была именно указать на болячки   —   и сам докладчик, и все выступавшие за ним вполне имеют право это делать как люди, непосредственно причастные к происходящим на Донбассе процессам.

Доклад Борисова, безусловно, заслуживает внимательного прочтения     —   желающим могу по запросу в личку выслать полный текст на почту.  Для остальных краткие тезисы:

«-    нас ждут  два года горячая военная фаза, и затем двадцать лет холодной войны.  Политический процесс займёт не несколько месяцев, как указано в документах Минска, а несколько десятков лет

—    ДНР и ЛНР на данном этапе своего развития не являются ни суверенными государствами, ни народными республиками.  Можно констатировать, что они на данном этапе своего существования НЕ состоялись как суверенные государства.

Фактически они являются не республиками, а  – военной диктатурой с элементами имитации парламентаризма.  Сама по себе военная диктатура не плоха и не хороша,   —   вопрос в целях.  Если военная диктатура  – это  быстрый путь в Россию по  «крымскому варианту», то она оправдана.  Если же это  мучительный путь в непонятный статус «отдельных районов отдельной области Украины» с перспективой расправы над всеми, кто делал народную революцию, то кто и когда спросил народ, согласен ли он?

—  ДНР и ЛНР на данном этапе своего государственного развития сочетают в себе черты протектората, колонии и подмандатной территории Российской Федерации.
Существование таких несамостоятельных  государственных образований  не противоречит международному праву, но прописано в 11 главе Устава ООН. В его же 12-й главе содержится  понятие «Управляющая власть», под которой понимается одно, или несколько государств, взявших опеку над некими не полностью самостоятельными территориями и государствами. Причем, согласно Уставу ООН, это может быть решение самих этих государств (а не ООН). Так, совершенно очевидно, что под опекой России, принятой добровольно, находится, к примеру,  Южная Осетия.

— по существу, открытый колониальный статус ДНР и ЛНР был бы для них громадным  прогрессом по сравнению с нынешней ситуацией,  когда такой статус  существует по факту. Одна из особенностей колониального статуса в том, что метрополия берет под свою прямую  защиту заселение колонии,  включая защиту от внешнего нападения. В данный момент Россия фактически пользуется правами метрополии по управлению своими  колониями, но при этом не несет полную ответственность за безопасность её жителей.

—  жители этих подопечных территорий не только лишены безопасности — они одновременно существенным образом поражены в правах по сравнению с гражданами Российской Федерации.  Результатом сочетанных действий России, Украины, и республик Новороссии стало появление в центре Европы четырех миллионов человек, лишенных основополагающих прав человека  и социальных  прав  (Борис подробно перечислил, какие права жителей Новороссии нарушаются).

—  в ДНР и ЛНР постоянно обостряется паспортная проблема. К лицам, которые  утратили свои документы в результате войны. (это  несколько процентов населения)  ежедневно добавляются лица, срок действия документов которых истёк. А также те, кто не может выехать на Украину, так как будет там арестован по политическим мотивам.  Если в семье лишь у одного члена просрочены документы или есть иные проблемы с бумагами, невыездной по факту  становится вся семья.

—   с базовыми политическими правами тоже не всё хорошо  —  например, закон ДНР о митингах и демонстрациях грубейшим образом нарушает Статью 20 Всеобщей декларации прав человека,   прямо и директивно  запрещая такие собрания и ассоциации на неопределенный строк. Запрещена регистрация политических партий и объединений и т.д.

—  МИД РФ официально отказывается защищать  граждан России, находящихся на территории Новороссии

—   Задача полного уничтожения ДЛНР политическими методами не является для Киева  невыполнимой. Уже реализована первая фаза – это фактический отказ от итогов референдума от 11 мая,  «заочное» признание суверенитета Киева над восставшими территориями, его право издавать имеющие юридическое значение документы, определяющие судьбу этих  территорий и права их граждан  (поправки в Конституцию, закон об особом статусе, и так далее).  Год назад, во время первого Минска,  республики в нарушение народного волеизъявления, высказанного на референдумах 11 мая,  признали себя частью «украинского политического пространства».  То, что процесс не зашел гораздо дальше,  произошло лишь в силу того,  что для уничтожения  республик полтора года  назад в качестве основных были выбраны методы военные, которые, в силу сложившихся обстоятельств, не привели и не могли привести Киев к искомой цели. Тем не менее, эта цель достижима.

—  Этот сценарий, который должен растоптать волю народа Новороссии окончательно уничтожить образованные новые  государства, вне всякого сомнения. имеет своих сторонников и в Киеве, и в Москве.  Один из способов сопротивления этому сценарию – объединение республик в Новороссию, что сделает их неудобным объектом для запихивания назад в Украину. По всей видимости, именно на этом основании все объединительные процессы в республиках находятся под особым контролем спецслужб и тщательно пресекаются.»

Вслед за Борисовым слово дали мне.

Я кратко рассказала о своей работе в МИД ДНР в 2014 г. и о том, почему в условиях отсутствия международного признания МИД не может полноценно работать, а вынужден заниматься в основном обеспечением народной дипломатии и общественными контактами.  Нынешний МИД ДНР работает на износ и многого добивается, тем не менее, непризнанному государству осуществлять внешнеполитическую деятельность крайне трудно. Нам же с Борисовым, в условиях отсутствия полноценного государственного аппарата, чем только не приходилось тогда заниматься   —   выполнять некоторые функции и отсутствовавшего тогда Министерства образования, и ещё много чем.

По моему мнению, летом прошлого года госстроительство в ДНР и ЛНР шло ни шатко, ни валко, а точнее, практически не шло совсем, поскольку как в обществе, так и среди политического руководства республик преобладало мнение, что очень скоро состоится присоединение к России по крымскому сценарию.  Несмотря на то, что российское руководство вполне недвусмысленно дало понять, что надеяться на это бесполезно, ещё 7 мая, тем не менее, иллюзии такие сохранялись и поддерживались.  Многие министерства, ведомства, государственные службы просто не были созданы,  вакуум власти в центре и на местах заполнялся неупорядоченно, многие гражданские функции исполнительной власти взяло на себя ополчение.  Власть сохраняла военный, а позже  —  полувоенный характер.

Холодным душем стал первый Минск, когда стало понятно, что ни о каком присоединении к России речь не идет, а  Москва видит дальнейшее существование Донбасса в тесной увязке с украинскими политическими процессами. Осенью госстроительство приобрело интенсивный характер, однако до сих пор очень многие политико-управленческие проблемы, в частности, те, о которых говорил Борис, не решены.   Экономика и военная безопасность ЛДНР критически зависимы от России  (а в случае с экономикой и от Украины), политическая сфера неразвита, парламенты республик второго созыва имеют гораздо более декоративный характер по сравнению с первым.

Отдельная история    —  республиканская юстиция, судебная и уголовно-исполнительная система.  До сих пор не заработали суды, отсутствует адвокатура,  по-прежнему действует старый, украинский уголовно-процессуальный кодекс.  Результат   —  обилие внесудебных расправ, «подвальная» практика,  война силовых структур между собой.  Плотницкий, правда, обещал, что юстиция в ЛНР заработает с 1 декабря,   —  будем, как говорится, посмотреть. Я отнюдь не питаю иллюзий в отношении российских «кураторов», к ним масса претензий, но я очень сомневаюсь, что злобные кураторы держат новороссийских парламентариев за руки и не дают им принять, например, уголовно-процессуальный кодекс    —  многим из них он уже сейчас насущно необходим, а многим ещё пригодится, хе-хе.

До сих пор в колониях и тюрьмах на территории народных республик Новороссии содержатся политические заключенные,  арестованные и осужденные ещё старой Украиной.  Притчей во языцех стало дело «одесских комсомольцев» Андрея Яковенко и Игоря Данилова,  которые получили огромные срока заключения ещё в начале 90-х и об освобождении которых парламенты Новороссии приняли решение на первых же заседаниях.  Андрей Яковенко был освобожден незамедлительно, а Игорь Данилов, находящийся в заключении уже 13 лет, прошедший все круги ада, выдержавший пытки  (в отличие, например, от своего умершего от пыток товарища Сергея Бердюгина), до сих пор находится в колонии на территории Красного Луча, в глубоком тылу ЛНР.  Прошлым летом отпускать его отказалось руководство колонии, заявившее, что подчиняются Киеву (!!!), затем  контролировавшие на тот момент поляну казаки Козицына, сейчас выясняется, что  освобождению Данилова препятствует ещё и Россия-матушка.

Мой коллега и однокашник, бывший псковский губернатор Евгений Эдуардович Михайлов, который в прошлом году поначалу был советником Пургина, а при премьерстве Бородая возглавлял управление делами правительства ДНР в ранге министра,  смотрит на жизнь более оптимистично   —   полагает, что в условиях перманентной военной опасности республики не постиг тотальный коллапс, худо-бедно идет госстроительство и решаются, при помощи России, безусловно, основные задачи.  Республики получают как прямое финансирование, достаточное, чтобы кое-как выжить, так и неденежные формы помощи.  Женя рассказал, как донецкие революционеры, уделяя основное внимание вопросам военной защиты республики,  пренебрегли советом Ленина о взятии «банков, почты и телеграфа», и не озаботились захватом нацбанка, из которого за апрель-май пропало 4 миллиарда гривен   —   когда Михайлов с Бородаем наконец взяли банк 16 июня, то нашли там голые стены и вывороченные ячейки.   А как бы эти 4 миллиарда не помешали госстроительству!!….

Крупной ошибкой России Михайлов считает про…б ситуации в Харькове, который был гораздо более готов к суверенизации, чем Донецк, и который не получил от России вообще никакой поддержки.  Эта ошибка, по мнению Е.Э., стала для Новороссии роковой.

По поводу работы как прошлого, так и нынешнего донецкого правительства Михайлов, управленец с большим стажем,   полагает, что оно так и не превратилось в рабочий инструмент, так и не обрело своего регламента.  В бытность Михайлова управделами кабинета Совмин собирался дважды в неделю, но планерки, например, отсутствовали как класс.   «А как можно управлять без планёрок?»   —  удивляется.  Их и сейчас нет, если что.

До сих пор не решена проблема кодификации донецкого законодательства.  При грамотной постановке вопроса и хорошей команде юристов это вопрос нескольких месяцев, считает Михайлов.

О проблемах социального статуса беженцев, вынужденных переселенцев, политэмигрантов и вообще находящихся на территории России граждан Украины говорила Лариса Шеслер.  В этой сфере, к сожалению, тоже много мифологии.

В частности, вопреки распространенному мнению, удостоверения беженцев на данный момент получили только 400 тысяч украинцев  (по всей территории России).  Удостоверения эти получают те, кому вообще нечего терять   —   при его получении ты сдаешь паспорт и теряешь возможность выезда из России.  Многие, получившие удостоверения беженцев, сдали их обратно.

За весь 2014 год разрешение на временное проживание в Москве по квоте получила всего 1 тысяча человек, и вне квоты  (муж к жене и т.д.)   —  около 10 тысяч.  В масштабах Москвы это неразличимая величина.
На содержание беженцев Россия потратила за год всего 4 млрд. рублей   —   другими словами, смогла одержать всего лишь 13-15 тысяч беженцев  (вопреки широко распространенному мифу о том,  что миллионные орды украинских беженцев скушали всю нашу колбасу).

Нередки случаи депортации украинцев с просроченными документами за нарушения паспортного режима на Украину      —    в частности, недавно человека из Николаева, находившегося в плену у хунты и освобожденного по обмену, затрЫмали в Москве и препроводили обратно на украинскую территорию, где он тут же попал в лапы СБУ и сейчас находится за решёткой.

Представители ополчения и Игорь Друзь были единодушны   —    по их мнению, большая война ещё и не начиналась, и перед нами лишь первый акт глобальной трагедии.  Кстати, Друзь, в отличие от своего боевого командира Стрелкова, считает российское вмешательство в Сирию оправданным и необходимым.

Депутат горсовета Славянска Вера Кубриченко, которая не может вернуться домой в оккупированный город, считает, что в ДНР сейчас политический и управленческий застой, сдвинуть который с мертвой точки могут лишь серьезные внешние обстоятельства.  Гнойник сам по себе не рассосется,   —  считает Вера Петровна,   —  ставка на это смешна, нужно отстраивать полноценное государство, а не кивать на Минск.

Владимир Демченко   —  легендарный «Шаман»   —  тоже придерживается точки зрения, что всё небезнадёжно.  Вертикаль власти в основном отстроена.  Хвалил Александра Кофмана, которому удается в условиях международной изоляции не только вывозить детей  на отдых, но и на международные мероприятия.
Основная проблема, с точки зрения Владимира Александровича,   —  запредельный уровень коррупции, когда теневой сектор экономики многократно превышает нетеневой. Все природные ресурсы республик уходят либо на Украину, либо в Россию.  Последние коррупционные скандалы выявили 80 миллионов тонн украденного угля   —   800 миллионов гривен.

Крайне смутил население и перенос выборов, и дело тут не только в предчувствии чего-то нехорошего, хотя смутные сомнения терзают всех.  Сейчас единственной полноценно законной властью являются только депутаты районных советов.  Вместо того, чтобы переизбрать органы, легитимность которых сомнительна, выборы отложили  (или отменили??….)

То, что Москва всячески тормозит объединительные процессы между республиками и создает дополнительные препоны в виде, например, бредовой и абсурдной таможни между ДНР и ЛНР, когда едущий из Донецка луганчанин должен раскошеливаться и платить пошлины,  Демченко считает недопустимым.

По уголовно-исполнительной системе   —  «Шаман» рассказал, что подвижки здесь есть, но их крайне недостаточно..  Практику УДО, например, отменили, поскольку  отпущенные на свободу убийцы и мошенники тут же выдавали рецидивы.  Непонятен статус нынешних заключенных и их дальнейшая судьба.   Рассказал про Чернухинскую тюрьму, которая в ходе зимней борьбы за Дебальцево переходила из рук в руки, и укры, захватив её, расстреляли  сразу 200 заключенных.

Интересной информацией поделился Евгений Крылов, активист РОД, который занимается снабжением гуманитаркой  ЛНР-овский Кировск.  По данным начальника Кировского гарнизона с позывным «Семь-Семь»,  ВСУ сейчас в нарушение условий Минска активно заводит тяжелую технику на линию фронта со стороны Лисичанска, в связи с чем начгарнизона просит гуманитарщиков побольше кровоостанавливающих и перевязочных средств.  Вот такое перемирие.

Алчевск, кстати, после убийства Мозгового слегка меняется в худшую сторону   —   недавно, например, в городе были отменены транспортные льготы  (Мозговой этот вопрос держал под контролем, хотя это напрямую в его функции и не входило).  Оказывается, власть не продлила соответствующее постановление   —  случайный это косяк или планомерно реализуемая политика, покажет время.

Кстати, на главном градообразующем предприятии   —  Алчевском металлургическом комбинате    —  24 августа объявили выходной день, в честь Дня украинской незалежности. Такие дела.

Итог дискуссии подвел Павел Губарев. Он не считает сражение проигранным.  В наихудших для Донбасса внешних условиях мы, сказал он, добились чуда.  Но власть проще завоевать, чем отстоять, и нас ждут годы  «минского процесса». Что касается исторических аналогий, то Донбасс Губарев предпочитает сравнивать не с Приднестровьем, а с сектором Газа  (не могу сказать, что такая аналогия меня радует, хехе).   Что же до критики недостатков, во многом справедливой, то даже сейчас, при ответственном и неравнодушном подходе, людям удается с многими негативными явлениями бороться.  Например, кадровый отбор, благодаря общественному давлению, становится более жёстким.  Периодически во власть действительно просачиваются люди, на которых пробу негде ставить, но мы, сказал Павел, стараемся включать все механизмы и рычаги, чтобы повлиять на процесс   —   в частности, благодаря вот такой «теневой инквизиции» удалось убрать из власти некоторых наиболее выдающихся персонажей.

Миссия Донбасса, заключил Павел,    —  стать российским Пьемонтом.  Именно оттуда начнется российское Рисорджименто.

 

Источник

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники