Как уничтожали Валерия Отченко

 

Текст ниже — это часть докладной записки. Плюс мой комментарий.

В 2015 году я его переслал людям, которым доверял тогда и доверяю сейчас по-прежнему. С просьбой «не для публикации» — были причины. Но они давно потеряли свою актуальность и этот пост надо бы было опубликовать ещё в 16-м, но… Смысл? Ничего же уже не изменить. Ещё одна капля в море произошедших на Донбассе событий.

Сейчас же… Кое-что изменилось: я получил достоверную информацию (о другом событии), которая даёт повод для весьма и весьма серьёзных размышлений. Но сами эти размышления неполноценны (и бессмысленны) без упоминания судьбы Валерия Отченко.

Сначала — декорации:
Личный трибунал горловского бизнесмена — https://lb.ua/society/2015/09/22/316582_lichniy_tribunal_gorlovskogo.html
Владимир Веселкин: “Сингапурское чудо” от депутата ДНР Валерия Отченко — https://www.06242.ua/news/643188

Запомните эту подачу материала! Это очень важно для другого разговора.

Теперь, собственно о событиях от лица тех людей, кто работал непосредственно.

—————————————
В тексте ниже в квадратных скобках необязательные лакуны и мои пояснения. Это выдержка из докладной записки. Надеюсь, что тот, кому она предназначалась с ней ознакомился. Как и с многими другими…

[…] в связи со сложившимся в городе дефицитом хлеба вызванным остановкой производства на предприятиях производящих хлебобулочную продукцию из-за обстрелов города по устному приказу командира горловской бригады ополчения, заместителя министра обороны ДНР генерал-майора И.Н.Безлера было восстановлено производство хлебобулочных изделий на пекарне в ж/м «Комсомолец», принадлежавшей ЧП Веселкину, активному стороннику киевского режима, а затем и на горловском хлебозаводе холдинга «Донбассхлеб». Оба предприятия были владельцами закрыты и брошены, а хлебозавод незадолго до этого так же подвергся обстрелу из РСЗО БМ-21 «Град».

Состояние пекарни на момент восстановления производства – оборудование достаточно старое и изношенное (срок эксплуатации агрегатов 10 лет и более). В печах и на стеллажах около 5000 буханок хлеба покрывшихся плесенью. В отключенных холодильниках пришедшее в негодность сырье (дрожжи, маргарин и т.п.) непригодное к использованию в производстве, на складе около 10-15т муки, которая в полном объеме была использована в производстве и которой хватило примерно на две недели при суточной программе производства от 500 до 2000 буханок. Перед восстановлением производства помещения и оборудование пекарни были приведены в надлежащее санитарное состояние, собраны необходимые специалисты. В процессе производства производился постоянный текущий ремонт оборудования, которое часто выходило из строя из-за предельного износа большинства агрегатов, а так же имевшихся на пекарне трех автомобилей ГАЗ 4307 (один был позднее передан на хлебозавод), техническое состояние которых так же соответствовало состоянию остального имевшегося оборудования.

Состояние хлебозавода на момент восстановления производства – оборудование старое и изношенное (различных агрегатов со сроком эксплуатации до 10 лет 7-8 единиц, остальные агрегаты со сроком эксплуатации 20 лет и более, произведенные еще в СССР, встречались агрегаты выпуска 40-50-х годов). Производственные и складские помещения не проходили ремонт 8 и более лет. В результате обстрела на территорию завода попало порядка 6 реактивных снарядов РСЗО БМ-21 «Град». Как следствие повреждены стены здания компрессорной станции, во всех производственных и складских помещениях выбиты стекла, повреждена кровля, порваны растяжки дымовой трубы одной из печей. Исправный и пригодный к эксплуатации автотранспорт отсутствует.В складских помещениях незначительное для производственных масштабов количество муки около 10-15т (цифра ориентировочная), которая так же в полном объеме была использована в производстве и которой хватило примерно на 1-1,5 недели при суточной программе производства на тот момент от 1000 до 2000 буханок. Перед восстановлением производства помещения и оборудование хлебозавода были приведены в надлежащее санитарное состояние, собраны необходимые специалисты, в том числе их работников завода, с которыми было проведено собрание и которые высказались за возобновление производства и по предложению В.В.Отченко избрали временным директором завода Отченко Наталью Валерьевну. В процессе производства производился постоянный текущий ремонт оборудования, которое часто выходило из строя из-за предельного износа большинства агрегатов, восстановлены из металлолома 4 автомобиля для перевозки хлеба (один из которых предварительно был приобретен на разборке) и имевшийся на заводе трактор, пострадавший при обстреле, а также приведены в нормальное техническое состояние еще 4 автомобиля (1 – ГАЗ4307 и 3 – ГАЗель) позднее переданные с енакиевского хлебозавода (2 из которых были на ходу, но в не пригодном для эксплуатации состоянии).

В процессе работы завода проводилось его восстановление, приведение территории в надлежащее санитарное состояние, а так же был достигнут рост производственной программы. Ассортимент продукции был увеличен с 1-го до 15-ти наименований, а суточная производственная программа с 1000 до 11000-15000 шт. различных хлебобулочных изделий.

Хлебозаводом и пекарней с августа по ноябрь 2014 года полностью обеспечивалась потребность в хлебе всех вооруженных подразделений дислоцирующихся в городе на полностью безвозмездной основе (включая доставку) до момента, пока командование не отказалось от получения хлебобулочных изделий на заводе и пекарне, и не перешло на закупку хлеба в г.Донецке. Кроме того на ницы № 2 и № 3, городская детская больница, приют для детей-сирот (Семидорожки), интернат № 4, кроме того в ряд школ в Калиновке до начала зимних каникул развозились другие хлебобулочные изделия и чай для бесплатного питания детей.

Так же доходы от деятельности указанных производств расходовались на содержание 8-ми социальных столовых, где жители города принадлежащие к социально незащищенным категориям получали в сумме до 70 000 бесплатных обедов ежемесячно. Кроме того ежедневно из доходов с производственной деятельности предприятий В.В.Отченко по распискам передавал человеку с позывным «Майор» (насколько мне известно, он заведовал вопросами тылового обеспечения бригады, конкретная должность мне не известна) на военные нужды сначала (пока работала только пекарня) по 3000 грн., а затем (когда запустился и хлебозавод т.е. где-то с конца августа 2014 г.) по 6000 грн. ежедневно. Общие затраты хлебозавода и пекарни на бесплатную поставку хлеба (из расчета отпускной цены хлеба) и содержание столовых и отчислением на военные нужды составляли, на сколько мне известно, порядка 800 000 грн. ежемесячно (против 150 000 грн. в месяц налогов, которые в сумме платили эти предприятия в мирное время). Кроме того по требованию вышеупомянутого «Майора» В.В.Отченко единоразово передал ему по расписке на военные нужды 600 000 грн.

Кроме того за средства, заработанные заводом полностью обеспечивались питанием учащиеся интерната №4, учащиеся-сироты Горловского строительного лицея, а так же эти средства расходовались на выделение продуктов приюту для детей-сирот (Семидорожки), осужденным, содержащимся в колонии, расположенной в Калиновке, задержанным, содержащимся в УВД и Ц-Городском РОВД ДНР, восстановление и ремонт школы №55, пострадавшей в результате обстрела, ремонт крыш школ №47 и №22, выплаты помощи семьям погибших бойцов ополчения (3 или 4 случая) в сумме по 10 000 грн. на семью (при наличии соответствующих подтверждающих документов). Так же за этих средства осуществлялась закупка пшеничной крупы, а затем и сахара, которые раздавались, а при необходимости и развозились нуждающимся горловчанам в пакетах продуктовой гуманитарной помощи. Кроме того средства расходовались на заправку штабных автомобилей, а так же обеспечение продуктового, денежного и вещевого (в случае необходимости) довольствия постоянного состава штаба (т.е. примерно 10-12 человек, В.В.Отченко денег не получал). Выплата денежного довольствия осуществлялась по ведомостям, началась примерно с последней декады октября и составляла сначала 70, а позднее 100 грн. в сутки. Большинство из лиц получавших денежное довольствие находились на казарменном положении, и все они других источников доходов не имели.

В процессе работы предприятий стал вопрос о их регистрации в соответствии с законодательством ДНР. Для того, что бы исключить возможные вопросы о несанкционированном захвате предприятий было предложено кроме данного ранее устного приказа получить у генерал-майора И.Н.Безлера соответствующий приказ или его копию в письменном виде. Для этого был подготовлен соответствующий проект приказа (вполне вероятно, что подготовленная на подпись распечатка до сих пор может находиться где-то среди бумаг в помещении по адресу Ленина, 12, где располагался штаб группы). В.В.Отченко пытался попасть с этим документом на прием к генерал-майору И.Н.Безлера, но он был занят и его не принял, а во время следующей попытки попасть на прием для решения этого вопроса В.В.Отченко (на следующий день или через день, это был август, сентябрь перед последним отъездом И.Н.Безлера из Горловки в Россию) было сообщено, что И.Н.Безлер уехал.

В дальнейшем вопрос регистрации завода в качестве государственного либо коммунального предприятия пытались решить через Горловский городской совет и лично исполняющего обязанности городского головы О.В.Губанова [секретарь горсовета, исполняющий обязанности мэра, бывший депутат горсовета от ПР]. Руководство города никакого решения о регистрации завода не принимало. Как-то раз В.В.Отченко сообщил, что у него состоялся разговор с О.В.Губановым, в котором Губанов предлагал ему такую схему: 20% доходов завода получает В.В.Отченко, а 80% «поступает городу», и что такая схема якобы «положена по российскому законодательству» (разговор состоялся в скорости после того, как по письму за подписью О.В.Губанова ему был дан письменный ответ содержащий вышеприведенные цифры отчислений предприятия на гуманитарные и военные нужды). Реакция Валерия Васильевича была такой: «За дурака меня держит. Просто предлагает поделить доходы. Пусть лучше зарегистрирует как положено. Это должно быть городское предприятие. И будет все идти городу. Я конечно ему покивал, но ни каких обещаний не давал».

Результатом этой беседы было распоряжение подготовить устав и другие регистрационные документы завода как коммунального предприятия. В таком виде вариант устава (хотя он и имел ряд дефектов) представлялся в исполком на рассмотрение. Никакого официального решения по этому поводу городскими властями принято не было. Все дальнейшие попытки решить вопрос с регистрацией завода, в том числе и через Донецк через соответствующие министерства) администрация города по сути блокировала (несколько раз (не менее четырех) Н.В.Отченко как и.о. директора завода как самостоятельно, так и совместно с В.В.Отченко ездили по этому вопросу в Донецк, возили соответствующие письменные обращения, но все заканчивалось звонком к Губанову и предложением решать вопрос на городском уровне).

Примерно к этому времени (октябрь-ноябрь 2014) относятся так же еще два эпизода взаимоотношений с «местной властью».
В.В.Отченко договорился в Донецке о передаче городу 30 тонн российской гуманитарной помощи (до этого такая помощь в город практически не поступала) и взял их на распределение под свою ответственность. По этому поводу им была достигнута договоренность с О.В.Губановым и Т.Демченко [депутат Народного Совета ДНР] о том, что эта помощь размещается в помещении горсовета и расфасовывается при помощи волонтеров работающих в горсовете под руководством Губанова и Демченко (так как численный состав этих волонтеров был значительно больше, чем в нашей группе и имелось место для размещения груза такого объема) и распределяется под контролем Валерия Васильевича, как лично ответственного за данный груз. С самого начала Губанов и Демченко предприняли попытку распределять этот груз на свое усмотрение и без надлежащих отчетных документов, что В.В.Отченко быстро пресек. Но и по итогам отчетности обнаружено, что ряд списков на получение гуманитарной помощи поселковыми комитетами дублируются (т.е. люди получили по списку одно количество продуктов, а расписались за получение в двух либо в трех экземплярах списков, и продукты были списаны так, как будто они получили их в двое или втрое больше, два или три раза) т.е. предоставлены по два по три экземпляра абсолютно идентичных списков за одну и ту же дату. Таким образом часть этой гуманитарной помощи была вышеуказанными лицами по сути разбазарена, что вынудило Валерия Васильевича оставшуюся нераспределенной часть данного груза забрать из здания исполкома и в дальнейшем распределять силами нашей группы. По этому поводу шума не поднимали так как ответственным по грузу был В.В.Отченко и претензии могли быть предъявлены и ему. Донецк при сдаче отчетности по грузу данных недочетов в списках не обнаружил. Кроме того в нашу группу неоднократно от председателей поселковых комитетов в это время и позже, когда в город завозилась гуманитарная помощь Губановым, Крикуленко [бывший регионщик, бизнесмен, депутат Народного Совета ДНР от Горловки] и Демченко под эгидой «Союза Десантников Донбасса» (после изъятия у нас соответствующих удостоверений и печати) поступала информация о продаже продовольствия из состава этой помощи на рынке, а так же о том, что руководители города занимаются торговлей металлоломом. Так одна из председателей поселковых комитетов заявляла, что глава Калининской районной администрации городского совета Толкачев вел разговор по телефону на эту тему прямо в ее присутствии, когда она была у него на приеме и находилась в его кабинете.

Совместно с Владимиром Соловьяновым являвшимся на тот момент депутатом Верховного Совета ДНР мы по вопросам гуманитарной помощи гражданам были в здании исполкома где случайно в коридоре встретили и.о. городского головы О.В.Губанова, с которым пользуясь случаем попытались обсудить вопрос с пенсионным обеспечением граждан города. Разговор проходил в максимально корректной форме. В.А.Соловьянов обратился к Губанову: «Олег Владимирович, город уже четыре месяца без пенсии, старики буквально вымирают. Что слышно с выплатой пенсий. Давайте будем совместными усилиями как-то пытаться решать этот вопрос. Поедем в Донецк, будем выходить на правительство или на кого нужно, что бы как-то вопрос продвинуть, потому что обстановка в городе все больше накаляется». В ответ на это Губанов пустился в пространные рассуждения, что пенсионный фонд ему не подчиняется, что вот хорошо, что у него есть Копылов и в вопросы коммунального хозяйства он вообще не лезет и что вот приедут российские консультанты и все будет понятно. Но самым интересным стал итог этой встречи. Вечером мы находились в помещении штаба. В комнату зашел Валерий Васильевич, который сказал, что только что у него был Губанов, заявивший «Валера, чего ты мне подсылаешь своих шавок. Если ты их будешь подсылать, я их перестреляю». На этом основании В.В.Отченко все контакты с Губановым и другими приближенными к нему лицами запретил («Вы мне нужны живыми. Я не хочу потом ваши трупы где-то по посадкам искать»).

После этого со стороны Губанова, Крикуленко и других лиц на В.В.Отченко стало нарастать давление, поступали требования допустить их на территорию хлебозавода, провести его проверку и т.п., а так же следовали угрозы в случае отказа. На это от В.В.Отченко следовал ответ: «Будет приказ от Николаевича, без проблем. А если так полезете, буду стрелять».

[…] в группе было пять единиц огнестрельного оружия, полученного от военных законным путем. А именно ПМ – 2 единицы, АКМ – 1 единица, АК-74 – 1 единица, АКС-74 с подствольным гранатометом ГП-25 – 1 единица, а так же несколько ручных гранат Ф-1 и РГД-5 и 10 выстрелов к подствольному гранатомету. Данное оружие применялось для охраны хлебозавода, сопровождения транспортов с сырьем для хлебозавода и с гуманитарной помощью, конвоирования задержанных, привлекаемых к работам на хлебозаводе. Оружие выдавалось по соответствующим учетным документам, в неслужебное время оружие сдавалось непосредственно Отченко В.В. и сохранялось в закрытом помещении, ключи от которого он хранил у себя лично.

За время работы в данной группе мне известен только один случай применения оружия (август – начало сентября 2014 года). В.В.Отченко (при себе автомат АК-74, ПМ) совместно с О.Е.Долинковым (позывной «Фортовый») (АКМ, 2 ручные гранаты) двигались по городу на автомобиле и обнаружили, что с террикона ш. «Кочегарка» разведывательно-диверсионная группа противника ведет огонь из миномета по зданиям УВД города и «Проминвестбанка» и прилегающей к ним территории. В.В.Отченко и О.Е.Долинковым была предпринята попытка атаковать эту диверсионную группу, но минометный огонь был перенесен в непосредственную близость от них и им пришлось отойти. О данном случае В.В.Отченко было сразу сообщено ответственным лицам, но по его словам реакции не последовало. Других случаев применения оружия имеющегося в нашей группе мне не известно.

После категорического отказа допустить на завод вышеупомянутых «проверяющих» в один из дней ноября 2014 года (точную дату не помню) депутат Народного Совета ДНР Крикуленко пригласил Валерия Васильевича в помещение городского отдела МГБ якобы на совещание, где его задержали, а в этот момент в помещение нашего штаба явились сотрудники МГБ и изъяли имеющееся оружие и документы по его учету. Кроме того у нас ими были изъяты удостоверения «Союза Десантников Донбасса», на том основании, что они, по словам одного из сотрудников МГБ выданы незаконно, потому что печати в них ставил Валерий Васильевич. […] вопрос о том, какой закон запрещает общественной организации выдавать свои удостоверения своим членам и какой закон запрещает ставить печать в документ на подпись руководителя организации (перед постановкой печатей удостоверения были подписаны председателем «Союза», командиром подразделения разведки «Севером») остался без ответа. Кроме того была изъята печать «Союза Десантников Донбасса», которая была передана «Севером» Валерию Васильевичу для оформления вышеупомянутых удостоверений и подготовки писем по вопросам выделения «Союзу» гуманитарной помощи для раздачи нуждающимся жителям города.

Ни каких постановлений, приказов, либо других документов об изъятии как оружия так и удостоверений и печати данные сотрудники МГБ не предъявили, ни каких протоколов, расписок об изъятии ими составлено не было.

После этих событий давление и требования так называемой «проверки» усилились. В.В.Отченко неоднократно звонил человек с позывным Болек» [мутная личность, один из входивших в окружение Беса, много сделавших для того, чтобы подставить своего командира], приглашал для общения, требовал произвести «проверку», в противном случае угрожал, что «Николаевич тебя расстреляет» (ответ был такой «Ну расстреляет, значит судьба такая»).

После этого была предпринята очередная попытка регистрации завода через донецкие правительственные структуры (январь 2015). Для этого упомянутые структуры затребовали полный финансовый отчет по деятельности предприятий за весь период начиная с лета 2014, который и был предоставлен. После этого учащаются звонки Валерию Васильевичу с приглашениями на беседу. В один из дней на завод к и.о. директора Отченко Наталье Валерьевне является жена вышеназванного «Майора» с какой-то своей родственницей (то ли матерью, то ли свекровью) в сопровождении вооруженных людей с требованием произвести проверку. Это требование удовлетворяется, документы им выдаются, но Н.В.Отченко сообщает об этом по телефону своему мужу, который, имея договоренность с комендатурой об охране предприятия, звонит коменданту. На завод из комендатуры выезжает вооруженный наряд, но вышеназванные «проверяющие», видимо, получив от кого-то соответствующую информацию, до приезда наряда в спешке завод покинули.

В этот период Валерием Васильевичем по поручению командования Донецкой имени Богдана Хмельницкого казачьей дивизии Всевеликого Войска Донского (козицинские казаки) велась подготовительная работа по формированию в городе подразделения данной дивизии численностью не менее батальона с последующим развертыванием данного батальона в полк (во всяком случае такая была поставлена задача). Для этих целей велась работа по выявлению желающих и подбору личного состава. Ставилась задача создать боевое подразделение с привлечением личного состава с различным опытом. Подразумевалось, что те, кто имеют достаточный уровень подготовки будут принимать участие в боевых действиях в составе сводных подразделений, а остальные будут в это время проходить соответствующую подготовку и нести караульную службу. На эти цели командованием данной дивизии были обещаны поставки вооружения, автотранспортной и легкой бронетехники. […] для обеспечения этих поставок В.В.Отченко было передано в Донецк 5 000 000 грн.

Вскоре (20-21 января 2015) вечером в конце дня В.В.Отченко был приглашен на встечу вышеупомянутым «Болеком». Изначально все его от этой встречи включая коменданта города (по его словам) отговаривали и ехать он не хотел. Но вечером к нему сначала перезвонил, а затем приехал командир разведки «Север», который уговорил Валерия Васильевича согласиться на эту встречу, что бы выяснить «все моменты» дал гарантии безопасности. Доверявший «Северу» В.В.Отченко согласился и совместно с ним около 19-20 часов вечера выехал на место встреч в ресторан «Алхимик» [популярное место встреч новоявленной местной элиты]. Так же с ними находился сотрудник полиции ст. лейтенант Александр Миняйло (позывной «Тибет», в настоящий момент арестован за утерю в пьяном виде табельного оружия), сопровождавший Валерия Васильевича. По прибытии к ресторану «Алхимик» «Север» Валерия Васильевича оставил и в дальнейшем встреча происходила без его участия. После этой встречи контакт с В.В.Отченко потерян, телефон не отвечает, место нахождения не известно. Около 22-00 «Тибет» сообщил Н.В.Отченко, что осмотрел весь «Алхимик», кроме сотрудников там никого нет и о Валерии Васильевиче никто ничего не знает. На следующий день около 15-00 от ресторана «Алхимик» неизвестными лицами был угнан лично принадлежащий В.В.Отченко автомобиль DAEWOO LACETTI черного цвета. […] при осмотре места происшествия сотрудниками полиции было обнаружено служебное удостоверение военнослужащего (если правильно помню, то сотрудника МГБ) в звании капитана.

После этого случая общественными активистами составлено письмо на имя главы ДНР Захарченко (с копиями в Прокуратуру ДНР, МГБ ДНР, УВД г.Горловки) с требованием принять меры к освобождению В.В.Отченко под которым втечение четырех дней было собрано более 1640 подписей граждан города. Одна такая копия была передана в УВД города, а вторая в прокуратуру республики. Остальные экземпляры передать по назначению не успели из-за последовавших вскоре событий.

Примерно через неделю после похищения В.В.Отченко с его женой связался неизвестный, который обещал решить вопрос об освобождении Валерия Васильевича за денежный выкуп. Этот неизвестный согласился на условие, что перед выплатой выкупа будет дана возможность пообщаться с Валерием Васильевичем по телефону, чтобы убедиться, что он жив. Ввиду отсутствия достаточных средств на выкуп деньги планировалось взять из средств хлебозавода с последующей их компенсацией.

В это же время что бы избежать возможных провокаций и так как на этот момент у нас уже не было никакого вооружения, мы обратились в комендатуру с просьбой выделить вооруженную охрану в количестве по 1-2 человек в помещение штаба и на завод. Но выделена была охрана от казачьей сотни [донецких казаков «Бати», взявшего к тому времени под свой контроль комендатуру Горловки] дислоцирующейся в гостинице «Изба» в количестве 5-ти человек с автомобилем для постоянного сопровождения Н.В.Отченко, которая так же была перевезена ими в гостиницу «Изба» на проживание. Так же был выделен караул из 5-ти человек на завод.

Через несколько дней отношение к Н.В.Отченко со стороны охраны стало как к арестованной без всяких к тому оснований. Ее полностью лишили свободы передвижения, запрещали общаться с кем бы то ни было либо звонить по телефону без присутствия «охраны» в любое время суток и в любом помещении с ней постоянно находился кто ни будь из «охраны». При этом она продолжала выполнять обязанности директора завода под полным контролем казаков, которые активно начали вмешиваться в производственную деятельность завода, доставку и распределение гуманитарных грузов, работу социальных столовых и т.п. без всяких объяснений либо чьих либо нам приказов на взаимодействие с ними. Затем после очередного артобстрела хлебозавода, при котором пострадало админздание в котором были сорваны все двери вышеупомянутые казаки проникли в помещение бухгалтерии при отсутствии сотрудников и вывезли всю бухгалтерскую документацию оставив вместо нее ничего не значащую расписку, в которой не был указан ни перечень вывезенных документов, ни приложены их копии и т.п. В последствии путем оказания психологического давления казакам удалось отобрать у Н.В.Отченко всю остальную имевшуюся документацию (протоколы собраний трудового коллектива о создании предприятия, избрании директора, создании и постановке на довольствие вышеназванной группы активистов под руководством В.В.Отченко, документации по учету средств на гуманитарные и социальные вопросы и т.п.), а так же отдельно хранившиеся заводские деньги. В итоге решение вопроса с выкупом было полностью сорвано.

Кроме того в отсутствие Валерия Васильевича группа продолжала работу по созданию казачьего подразделения, что через Н.В.Отченко несомненно стало известно казакам. Кроме того вышеупомянутые копии заявлений об освобождении Валерия Васильевича были переданы в УВД города и прокуратуру республики, о чем казакам видимо стало известно из того же источника. По этому когда С.Н.Чайковский («Маэстро») и В.Н.Фоменко («Руди») утром 29 января должны были в очередной раз ехать в прокуратуру республики с копиями документов на создание завода (эти копии перед выездом им должна была передать Н.В.Отченко) в помещение нашего штаба Н.В.Отченко явилась в сопровождении казаков, которые С.Н.Чайковского и В.Н.Фоменко задержали (формальный повод «Почему вы носите форму?» не смотря на то, что у ребят имелись при себе соответствующие документы), а все документы (в том числе и хранящиеся в сейфе оригинал и копии письма на имя Захарченко об освобождении Валерия Васильевича) были изъяты.

В последствии казаками оперативно была проведена регистрация хлебозавода как акционерного общества. В регистрационных документах кроме фамилии Н.В.Отченко, которая большинство из этих бумаг подписывала не читая в качестве основных акционеров имеются фамилии Сафронов (позывной «Батя», атаман казачества), Ящук, Якубов. Однако снять возможные имущественные претензии такой «регистрацией» вышеупомянутым лицам не удалось так как казаками завод зарегистрирован в феврале 2015, а холдинг «Донбассхлеб», которому завод принадлежал до остановки производства перерегистрировался в ДНР 25 ноября 2014 года.

Через некоторое время после этой «регистрации» Н.В.Отченко из помещения штаба из под караула казаков сбежала. Через несколько дней они заявили, что она задержана и находиться под стражей в Донецке, но насколько это достоверно, мне не известно.

И в завершение рискну высказать одно предположение по поводу последнего обстрела хлебозавода (хотя это только предположение). Обстрел производился из РСЗО «Смерч» РС с осколочно-фугасной боевой частью примерно с направления бригады). В отличие от всех прошлых обстрелов, когда стреляли «Градами» по 5-6 снарядов именно по производственным помещениям и с направления Дзержинск-Фенольная этот снаряд был одиночным и был целенаправленно выпущен по административному зданию, которое ранее совсем не пострадало. Снаряд пришел по очень пологой (почти настильной) траектории со стороны боковой северо-восточной стены практически по оси здания и разорвался уйдя в грунт в 4-5 метрах от этой стены. В этот момент шли бои и эта часть города обстреливалась войсками киевского режима из РСЗО БМ-21 «Град» и ствольной артиллерии именно с направления Дзержинск-Фенольная. Примерно таким образом были обстреляны оптовые склады находящиеся в 300-500 метрах от завода и ничего не мешало так же обстрелять завод, который находился в зоне досягаемости этих артсистем, но тогда обстрел пришелся бы по фасадам здания имеющим большую площадь окон или по крыше, что могло бы привести к полному уничтожению находящегося в нем имущества и документов. Здесь же таким «удачным» выстрелом в здании ударной волной были выбиты все стекла и сорваны с петель двери во всех помещениях. И даже если бы снаряд взорвался на стене или на крыше, ущерб был бы намного меньше, чем при фронтальном обстреле. В этом случае практически не вызывает сомнений, что стреляли по наводке. А учитывая, что казаки одномоментно получили доступ ко всем помещениям и сразу же вывезли бухгалтерскую документацию и компьютеры, у меня возникает вопрос, не был ли этот обстрел договорным. Ведь имея в руках бесконтрольно изъятую бухгалтерию можно состряпать любое дело и таким образом снять все препятствия отжиму завода. Именно после этого случая активность казаков в этом направлении сильно увеличилась, они стали оказывать давление на Наталью Отченко, заставили ее отдать другие документы, которые хранились у одной из ее подруг.

________
Далее уже от меня.

В.В.Отченко я знал «шапочно». В ноябре-декабре 2014 была вероятность, что я буду работать у него, но… Не сложилось.

В феврале где-то на пустыре был найден обезображенный труп (ещё одна иллюстрация — http://glavred.info/proisshestvija/v-gorlovke-boeviki-vybrosili-na-svalku-telo-svoego-deputata-334122.html). Который был опознан, как В.В.Отченко. Информация считалась верной на 100% (https://gorlovka.today/ads/128-rozysk-bez-vesti-propavshikh/62-otchenko-valerij-vasilevich).

Но в апреле по секрету стало известно, что возможно он жив, сидит на чьем-то «подвале» в ожидании внесения выкупа в несколько миллионов. Рублей или гривен — не знаю точно.

Насчет «Бати» в этой истории. Я его не знаю. Мой сослуживец, которому я доверяю на 100%, знаком с ним лично и относится к нему очень хорошо. Вполне возможен вариант, что все эксцесы со стороны его казачков — сугубо делишки ретивых и нечистоплотных подчиненных. Сейчас такое бывает повсеместно. А его подпись в регистрационных документах на «хлебзавод» (фактически роспись в «отжатии») — попытка закрыть вопрос и защитить предприятие своим авторитетом. Вполне может быть — я не знаю…

Насколько я знаю, на данный момент времени «хлебзавод» отошел «под Захарченко».

Бесплатные столовые для малоимущих, открывавшиеся В.В.Отченко и содержавшиеся из средств от выручки предприятия, практически не работают. И альтернативы — тоже нет. Долги организациям, при которых существовали столовые, новыми хозяевами не признаются. Люди готовы были бы снова открыть столовые уже под волонтерами, но не могут вылезти из долга…

В офисе «Донбассхлеб», где раньше располагался штаб В.В.Отченко, а позже казаков, продавивших его под себя — ныне разместилась Т.Демченко.

6 видео для иллюстрации:

Веселкин — youtube.com/watch?v=3JpMqUb0cAs

В.В.Отченко — youtube.com/watch?v=IYEo4sBY9jg
youtube.com/watch?v=gMSS07KleiE
youtube.com/watch?v=4cfCWKSmcIU

Очень примечательная беседа (как в хорошем кино!) — youtube.com/watch?v=X-Hycai8xxs

…эпилог, что ли — youtube.com/watch?v=gy_UUXol9EU
———————-

Это всё информация 2015 года. Вероятно с тех пор что-то поменялось. Я слышал, что в Горловке сейчас неплохой мэр…

Добавить нечего. Всё остальное — тема другого разговора.

 

Источник

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Смотрите также: