Корсуньский погром: на суде в Киеве выяснилось – над крымчанами издевался Сашко Билый

Свидетель защиты по делу о государственной измене Виктора Януковича Валерий Логовский сегодня на суде в Киеве рассказал в ходе допроса о так называемом Корсуньском побоище – нападении украинских националистов на автобусы с жителями Крыма, возвращавшимися с Антимайдана на полуостров зимой 2014 года.

По словам Логовского, первый инцидент произошел у Белой Церкви – после того, как группа участников Антимайнада покинула Киев 20 февраля.

«Впереди идущие автобусы заметили, что дорога была перекрыта техникой. Стояли трактора, комбайны, было скопление людей, до 150 человек. Автобусы остановились. Наш автобус был самый последний.

Когда мы остановились, хотели договориться, чтобы они нас пропустили, и мы спокойно уехали домой. Один из нас выходил вперед, чтобы договориться, но в нас полетели взрывчатые вещества, коктейли Молотова, начались выстрелы, начали кидать камни. Мы решили вернуться и найти другой выезд.

Камни бросали и с того направления, куда мы направлялись, и со стороны моста (над трассой, который проехали), хотели замкнуть кольцо, чтобы не дать нам никуда уйти», – сказал крымчанин.

Вторая атака на автобусы была у Корсунь-Шевченковского.

«Мы уже подъехали к Корсунь-Шевченковскому, мы заметили, что мимо нас проехали 2-3 автобуса внутренних войск Украины, они не останавливались. Мы поехали за ними, чтобы соединиться в Умани и двигаться в сторону Крыма.

Когда подъехали к Корсунь-Шевченковскому, увидели, что автобусы внутренних войск поехали дальше, а мы почему-то остановились. Я заметил, что вдоль трассы стояли автомобили, было большое количество людей.

Когда автобусы остановились, нам не было видно, что происходило впереди, но я обратил внимание, что автобус остановили так, чтобы к автобусу могла подъехать легковая машина и перекрыть, чтобы автобус не мог никуда двигаться.

Водитель автобуса оценил ситуацию и попытался сдать назад, но задними колесами он попал в овраг и не мог двигаться ни назад, ни вперед.

Мы видели, что из передних автобусов выбегали люди, которых сразу же избивали, кидали на землю. К нашему автобусу подбежали люди, большое скопление, было два выстрела, один в водителя, чтобы обездвижить автобус, второй – в помощника водителя. Стрелял мужчина, скорее всего, это было охотничье ружье. Он целился в водителя. При выходе из автобуса я заметил, что у нашего водителя есть существенная травма.

По автобусу начали бить палками, разбивать стекла, требовать, чтобы мы из него выходили. Были угрозы, что, если мы не начнем выходить из автобуса, его сожгут с нами. Мы начали выходить из автобуса, и каждый, кто выходил, и женщины, получал телесное повреждение палками, по голове, по ногам. Начали нас избивать и оскорблять нецензурными словами.

Мне был нанесен удар по плечу, я упал на землю лицом вниз, голову старался не поднимать, потому что сказали голову не поднимать. Потом нам сказали подняться и гуськом отходить в сторону блокпоста. Мы, присев, перемещались вдоль автобуса в сторону блокпоста, нам говорили петь гимн Украины, молиться, заставляли собирать стекла от автобуса, которые были разбиты.

Мы собрали стекла, снесли в одну кучу.

Потом нас посадили в автобус, но уже не в тот, в котором мы ехали, этот остался цел. Мы находились в автобусе, решалось, что с нами делать дальше. Нас стало значительно меньше, скорее всего, некоторые люди разбежались. Мы не знали, чего ждать.

Когда все закончилось, нас посадили в автобус и перетранспортировали. Опять же, к нашему автобусу подходили люди, били палками, говорили «мы вас убьем».

Был мужчина, он зашел в автобус, начать кричать, оскорблять нас. Подошел ко мне и приставил к виску пистолет. Говорит: «я тебя сейчас застрелю». Я в этот момент был лишен эмоций, ничего не говорил – застрелит, так застрелит.

Потом он подошел к моему товарищу, так же приставил к виску пистолет, у того были те же самые эмоции, как и у меня. Он ничего не сделал, ушел. Уже после того, как я вернулся в Крым, я смотрел новости и узнал этого человека, – это был Александр Музычко.

Потом оскорбления прекратились, наш автобус никто не трогал. За нами вернулся один из автобусов внутренних войск Украины. Нас забрали – тот автобус, на котором мы находились, не мог самостоятельно передвигаться. Нас пересадили в другой автобус, и мы отправились в Крым», – сказал свидетель.

Он также сообщил, что по приезду в Крым пострадавших отвезли в больницу Семашко для оказания первой медпомощи. По его словам, происходившее тогда на Украине мотивировало его вступить в Крымскую самооборону.

«Мне стало обидно за мою страну, где я рос, получал образование, за то, что там начало происходить. Это было ненормально. И я решил вступить  в отряд Крымской самообороны. Мы занимались охраной зданий Совмина, вокзала, электростанции для безопасности жителей Крыма», – сказал он.

На вопрос судьи, от кого именно охраняли здания, он сказал, что от «Правого сектора».

«Когда мы выезжали из Корсунь-Шевченковского, то нас предупредили, что приедут к нам в Крым, найдут нас и, как нам сказали, нас «научат любить Украину». Но я до сих пор люблю Украину, в которой я рос, а не то, что там сейчас происходит», – сказал Валерий Логовский.

 

Источник

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Смотрите также: