Крым. Проблемы денацификации

О нелёгкой судьбе бывшей собственности бывшей Украины в Крыму, о конфликте законодательства и справедливости, о простой человеческой логике и о героях России с украинскими судимостями, с известным общественным деятелем и крымским адвокатом Жаном Запрутой говорил обозреватель ПолитНавигатора Валентин Филиппов.

Валентин Филиппов:  Здравствуйте, Жан! 

Жан Запрута: Здравствуйте.

Валентин Филиппов: Как известно, любимое занятие любого постсоветского государства — это приватизация прибылей, национализация убытков и повторная приватизация приватизированного.

Какова сейчас ситуация в Крыму?

Жан Запрута: 17 марта было принято постановление Государственного Совета Республики Крым о независимости Крыма, в котором было прописано, что всё имущество государственных учреждений  Украины  становится собственностью Республики Крым. Далее оно было дополнено, были изменены формулировки, туда было внесено бесхозное имущество, было внесено имущество общественных организаций, которые не имеют представительств в Крыму. Потом было внесено, что «иных организаций», то есть, по факту, всё, что корнями уходило в Украину, было признано собственностью Республики Крым.

Валентин Филиппов: А уже приватизированное имущество? Ведь существуют какие-то «дома отдыха» (хотя мы всегда были против того, что бы дома отдыха приватизировались, делились на котеджные посёлки), но таких объектов в Крыму очень много.     

Жан Запрута: Здесь, на мой взгляд, да и на взгляд многих людей, произошёл существенный перекос. Когда была подготовка к референдуму о независимости Крыма, то обсуждался вопрос прав и интересов крымчан в будущем России. И первыми лицами страны, в том числе и Путиным Владимиром Владимировичем, и первыми лицами Крыма было заявлено, что все права и интересы, которые были в Украине, они будут сохранены, и это гарантируется договором между Крымом и Россией. И в этот переход люди не почувствуют. Будут созданы максимально комфортные условия для этого перехода юридические.

На самом деле, произошёл очень существенный перекос. Я не буду говорить о бюрократических проблемах, которые возникли. Которые можно было решить, но они, почему-то, не решались. Я буду говорить по имуществу.

Есть в Крыму такое постановление номер 2085. Это, практически, фабула такая же, как о независимости Крыма, то есть, что признаётся собственностью Республики Крым. И, затем, Госсовет Крыма принял крымский закон, в котором прописал, что всё имущество вне зависимости, частное это имущество или какое-то другое, которое будет внесено в это постановление, в этот перечень 2085, оно будет автоматически признаваться собственностью Республики Крым, и предыдущий собственник будет утрачивать своё право собственности.

И вот после этого началось огульное, на мой взгляд, внесение в этот список частного имущества. В Крыму, в частности, одним постановлением Госсовета была полностью ликвидирована потребкооперация. То есть, все объекты потребительской кооперации были признаны собственностью Республики Крым. Точно также были признаны собственностью Республики Крым предприятия «Крым-хлеб», «Крым-молоко»…. Частные предприятия. «Крым-автотранс», ряд газовых предприятий, которые занимались поставками газа. Земельные участки частных лиц.

Валентин Филиппов: С земельными участками понятно. Допустим, если себе представить земельный участок Азарова или Януковича, где-то в Гурзуфе, да? Возникает мысль – «правильно! Так и надо!», потому, что пофиг, он частный или не частный. Потому, что, действительно, мне гурзуфские ребята показывали, там огромные территории просто были отобраны в частную собственность, вырублены вековые деревья редких пород…. Но, это — ладно.

У нас украинцы на той стороне любят всё время постить картинки и сообщать о том, что в Крыму отбирают квартиры. То есть, приходят, спрашивают — «кто здесь живёт?», туда-сюда, заявление соседей, и всё. Квартира отобрана в собственность Республики Крым.

То есть, граждане Украины, которые стали беженцами, которые решили «не жить под оккупацией» и уехать в Херсон, в Киев, во Львов, но у них есть собственность, квартира. Якобы, эти квартиры отбирают в собственность Республики Крым.

Это правда? 

Жан Запрута:  Изучая эти постановления Госсовета по принудительному отъёму, я нашёл только одну квартиру. Которая находится в Симферополе, в центре, и, как я понимаю, она была занята каким-то «институтом Поплавского».

Таких фактов юридически обозначенных, о том, что отбирают квартиры, мне не известно. Я могу допустить, что такие факты имели место, но это — обычная уголовщина, которая в Крыму очень резко пресекается.

Валентин Филиппов: Может, украинцы писали про не приватизированные квартиры военных?

 Жан Запрута: Нет. Не приватизированные квартиры военных, действительно, возможно, но, опять же, только с соблюдением процедуры. То есть, через суд. Установление факта проживания. Либо отсутствие. Утрата права пользования. И так далее. Такое я допускаю. А вот то, что просто внаглую забирать, то, поверьте мне, здесь очень жёстко с этим борются, и все органы стоят на этом.

Если кто это постит, пускай скажут адрес, я лично готов туда поехать и это проверить.

Валентин Филиппов: Не, ну, Вы же оккупант.

Жан Запрута: Отрицание – тоже позиция. Но, по крайней мере, из тех людей, которые это читают, я думаю, будет какой-то процент, которые поймут, что всё это фейки. И это всё неправда.

Валентин Филиппов:  Ну, Вы меня успокоили. Даже я, проживая здесь в Севастополе, иногда думаю: «Ну, вдруг, есть действительно такие факты…»

Жан Запрута: Я, как бы, считаюсь очень таким правдолюбом здесь, да. Правдорубом. И ко мне многие обращаются. Я общественную деятельность веду бесплатно, хоть и адвокат. Я многие факты и в судах отстаиваю. Но, вот, за два года ко мне ни один человек не пришёл, и не сказал, что у него отобрали квартиру.

Валентин Филиппов:  Ну, то есть, Крыму в этом отношении повезло. Порядок наступил быстро.  

Жан Запрута: Вот, знаете, как по мне, вот у меня был разговор с Меняйло, и он говорит:

— Ну, что мне теперь? Там выделили землю Турчинову, что мне теперь? Согласовывать проекты отводов и отдавать эту землю?

Честно скажу, я юрист. Я не могу делить людей на чёрных, белых, Азаров… Я, как человек это не приемлю. И, поверьте. Если у Азарова есть, или у кого-то другого, земельный участок, пока не доказано обратное, что он его получил незаконно, я считаю, что нельзя огульно у него забирать.

Валентин Филиппов: Ну, тут же такая ситуация…. Россия повела себя несколько половинчато. С моей точки зрения.

Если у Турчинова всё в порядке, если он добросовестный гражданин, то я не вижу оснований для перехода Крыма под юрисдикцию России.

Дело в том, что, если они преступники, и хунта, и подлежат суду все, да? А российское законодательство позволяет судить на расстоянии, то пусть они их признают врагами человечества, с конфискацией имущества.

Потому что так нельзя. Нельзя с одной стороны говорить, что они — фашистская хунта, а с другой стороны вести с ними переговоры.

Если Вы ведёте с ними переговоры, если всё в порядке, тогда Турчинов — хороший парень, и пусть у него будет участок в Севастополе, и пусть он сюда приезжает и гуляет по набережной.

А если он преступник, Вы же уже определитесь.

 С моей точки зрения, если Порошенко выезжает за пределы Украины, его надо арестовывать. Спецслужбы России должны его арестовывать. Но этого нет. У него в Липецке фабрика. Все дела.

Странная война….   

Жан Запрута:  Было всё заявлено, да. Действительно. И я много писал о том, что вот эти люди к власти пришли, Турчинов, я имею в виду, Яценюк, в незаконный способ. Но в последующем-то Россия признала выборы на Украине. Она же признала Порошенко…

Но я говорю о другом. Что, например, есть у Азарова земельный участок, мы все, как бывшие украинцы, понимаем, как это всё выдавалось. Так нужно сейчас пойти в суд и признать эту выдачу не законной. По украинским, даже, законам. И отобрать этот участок. То есть, я за то, чтобы была процедура соблюдена. А так получается, мы отдаём такой серьёзный вопрос, как право собственности частной, на откуп чьему-то мнению, чьим-то эмоциям.

Ну, у нас в Крыму, к сожалению, сейчас вот так.

Валентин Филиппов: Я сейчас вспоминаю опять эту историю с Валерием Подьячим. Вот этим преподавателем, осужденным при Украине за сепаратизм. И не реабилитированным в РФ до сих пор. Значит, получается, Россия признаёт, что он преступник.   

Жан Запрута: Как бы, да.

Валентин Филиппов: Остальные жители Крыма совершили не меньшее, а может и большее преступление против Украины. Чем Подьячий.

Возникает тогда следующий вопрос, если он преступник, как человек пытавшийся вернуть Крым России…

Жан Запрута:  Понимаете, я Вам скажу, в чём проблема вот этой ситуации. С точки зрения украинского законодательства, его осудили за то, что он посягал на территориальную целостность. Я знаю этот процесс, меня даже приглашали туда помогать. Я тогда ещё не был адвокатом. Я знаком с этим процессом. Формально там не было, за что людей судить, их просто по заказу осудили.

Меньше чтоб разговаривали. Так вот, на сегодняшний день, формально, приговор есть, они считаются судимыми, и так далее. Как это решить? Это может решить президент Российской Федерации. Выпустив какой-то акт. Либо амнистию. Конкретно по этим людям.

Валентин Филиппов: Не, ну, амнистия – это прощение.   

Жан Запрута:  Прощение, да…. Получается, что здесь возможен только пересмотр этого уголовного дела и вынесение оправдательного приговора. Однако пересмотр невозможен в силу уголовно-процессуальных норм. Поэтому, они попали в такой пробел. Декриминализация тоже невозможна. Этой статьи. Потому, что это в Украине. Они попали в такой правовой пробел, в принципе, это правовой пробел не только их касается. Много в Крыму таких правовых пробелов. Которые нужно разрешить. А разрешить их можно.

Допустим, в чём у него сейчас проблема? В том, что его выгоняют из института, как преподавателя? Значит, должна быть чёткая административная команда этого не делать.

На мой взгляд, можно так разрешить этот вопрос.

Потому, что, на сегодняшний день, как я понимаю, только это взбудоражило эту тему, что его выгоняют с работы.

Валентин Филиппов:  Ну, как… Вы знаете, мне, например, всё равно, что его выгоняют с работы. Мне, скорее, отношение властей, что это всё, типа, нормально.

Вообще-то, хотелось бы, чтобы его ещё и наградили. Вот, честно говоря. Потому, что, странная ситуация.    

Жан Запрута: Вы знаете, как в России и Украине, кого награждают?

Валентин Филиппов:  А, да.

Жан Запрута:  Так ничего же не поменялось.

Валентин Филиппов: Ничего не поменялось. Наказание невиновных, Награждение непричастных.     

Жан Запрута: Да, совершенно верно.

Я думаю, что возможны какие-то, либо, документом президента лично, либо постановлением Государственной Думы, возможно этот вопрос конкретно по двум лицам решить.

Валентин Филиппов: А нельзя ли какой-то указ президента о том, что «все граждане Украины, осуждённые по таким-то статьям на территории Украины, на территории России считаются не судимыми»?   

Жан Запрута: Вот я об этом и говорю. Я думаю, что возможно. Пусть это будет юридически как-то не грамотно, в чём-то, в каком-то моменте, но это будет по-человечески и логично. Главное, чтобы это народ принял. А народ, я думаю, это примет.

Валентин Филиппов:  Народ это примет.    

Жан Запрута:  Правильно.

Валентин Филиппов: Ну, вот таким актом можно и у Турчинова забрать земельный участок.

Жан Запрута:  Не, ну, тут уже другое. Здесь уже право собственности. Здесь уже очень обширный…..

Валентин Филиппов: Право собственности, выданное представителю хунты нацистским государством, на территории Российской Федерации считать не действительным.   

Жан Запрута:  Ну, тогда надо, хотя бы, иметь решение суда, что они  являются, признаны нацистами, и так далее. А это, я думаю, в реалиях сегодняшних, получить практически невозможно.

Валентин Филиппов:  Ну, на уровне районного суда. Я подам на Турчинова, скажу — «он делал такие заявления, явно, фашист».    

Судья говорит – «да, точно».

И всё.

А он что? Апелляцию пойдёт подавать? В Нахимовский район города Севастополя?

Жан Запрута: Я думаю, что, всё-таки, дела, связанные с собственностью, здесь надо опираться более на постулаты, которые уже устоялись. Вот, пласт гражданского законодательства, его нарушать нельзя. Потому что он веками создавался. И, вот, ради одного Турчинова это забрать, я думаю, что это неправильно будет. Прецедент  не хороший.

Валентин Филиппов: Ну, он когда-то умрёт, а участок останется.

Жан Запрута:  Ну…

Валентин Филиппов: На этой царской ноте, я думаю, что мы закончим на сегодня. Огромное Вам спасибо.

Яснее не стало, но информации больше.

Я надеюсь, что мы ещё поговорим на какие-то более конкретные темы.     

Жан Запрута: Хорошо.  До свидания.

 

Источник

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Смотрите также: