Кто наживается на войне Донбассе?

 

Почему Путин помогает Украине,
А с Донбассом играет, как кошка с загнанной мышкой?

Многим, особенно нормальным людям ответ на этот вопрос не даёт покоя. В голове не укладывается: ведь украинская хунта перестала скрывать своё враждебное отношение к России сразу же после госпереворота в Киеве зимой 2014-го года. Теперь представители новой Украины на все лады склоняют имя России во всех забегаловках и подворотнях, называя Россию не иначе, как агрессором и врагом номер один.

А в это время Путин и его подручные увеличивают капитализацию украинских филиалов своих банков и наращивают торговый оборот с Украиной. Что-то тут не так.

Конечно, если допустить мысль, что Путин завербован западными спецслужбами, всё становится на свои места. Но западные кураторы вряд ли позволили своему резиденту действовать так топорно и наглядно – открыто субсидировать своих якобы врагов. Что Путин агент, сомнений не вызывает. Но тут что-то ещё.

И вот ответ находится совершенно случайно. Кто-то потрудился и накопал в сети, кому принадлежат некоторые украинские предприятия. Итак, смотрим:

Запорожсталь — 48% принадлежит пулу российских инвесторов. Финансирование пакета предоставил Внешэкономбанк (Россия).

Южный ГОК — 50% принадлежит Евразу (Роман Абрамович).

«Индустриальный союз Донбасса» — меткомбинат и коксохимический завод в Алчевске, Днепровский меткомбинат им. Дзержинского — 50%+2 акции ИСД купила группа инвесторов во главе с Александром Катуниным. Сделку финансировал Внешэкономбанк.

Днепропетровский метзавод им. Петровского, «Баглейкокс» (Днепропетровская область) и ГОК «Сухая балка» — свыше 90% акций принадлежат Роману Абрамовичу (основной бенефициар Евраза).

Днепродзержинский коксохимический завод — 93% акций принадлежат ему же.
Полтавский ГОК — 40,19% принадлежат российской группе VS Energy (Евгений Гинер, Александр Бабаков, Михаил Воеводин). За них идет борьба в суде но на доходы не влияет.

Донецксталь — принадлежит российскому буржую Виктору Нусенкису (родился в Донецке).

Днепроспецсталь — принадлежит российскому буржую Александру Бабакову (VS Energy) в партнерстве с нам хорошо знакомым Игорем Валерьевичем Каломойским (Приват).

Харьковский Тракторный завод — принадлежит российскому буржую Олегу Дерипаске. Выпускает танки и оружие для АТО.

Донецкий электрометаллургический завод — принадлежит российскому буржую Игорю Зюзину (Мечел).

Лисичанский НПЗ + 141 АЗС — принадлежит Роснефти.
Киевстар — принадлежит российскому Вымпелкому (докопался до дона Пэдро Авена).

МТС Украина — логично принадлежит МТС Россия (Вальдэмар Евтушенков). В 2016 году продал британскому Vodafone.

Николаевский глиноземный завод — принадлежит российскому Русалу (Олег Дерипаска и любитель нехороших девочек в Куршавелях — Миша Прохоров).

Regal petroleum — принадлежит российской Альфа груп (Михаил Фридман, Герман Хан, Алексей Кузьмичев).

Карпатнефтехим — принадлежит российскому Лукойлу (Вагит Алекперов, Леонид Федун).
Сбербанк России — логично принадлежит Сбербанк России (Центробанк России владеет 50%+1 акция. Председательствуэ Герман Греф).

Проминвестбанк принадлежит Внешэкономбанку.

Энергомашспецсталь — принадлежит Росатому.

Турбоатом — с понтом в 14 году выставлен на приватизацию, но заинтересовались им только три покупателя и все три — российские.

Также гражданам России принадлежат торговые бренды Carlo Pazolini, O`stin, Vitek, Scarlett. Торговые сети Спортмастер, Якитория, Евразия, Планета суши, Желтое море, Фаберлик и еще около 9000 украинских предприятий.

В этом списке всё прекрасно. И форма, и содержание, и исподнее. Хотелось бы сделать небольшое дополнение. Так сказать, штрих к портрету. В списке часто упоминается российский Внешэкономбанк. На Украине его филиал носит название Проминвестбанк. До кризиса 2009 года этот банк был ведущим банком Украины. Даже Профсоюз держал свои счета в Проминвесте. Его же первым и обрушили. Поднялась паника: как так, Проминвест – это же глыба! Кое как его реанимировали, но в лидеры он уже не вернулся. Но это всё древняя история. А вот новейшая: когда началась война, на оба других российских банка обрушились полчища майдаунов. Они громили офисы Сбербанка и ВТБ. Но совсем случайно не замечали стоящего рядом Проминвестбанка (ПИБ), который, напомню, принадлежит Внешэкономбанку (ВЭБ) РФ.

Российский ВЭБ купил украинский ПИБ в 2009 году. В том же 2009 году ВЭБ, чтобы избежать банкротства ПИБ, влил в него 5 млрд грн. В 2013 году была проведена докапитализация на 2,92 млрд грн – до 9,15 млрд грн. В 2014 году банк уменьшил уставной капитал на 933 млн грн, однако в 2015 г. под давлением двух лет масштабных убытков, на фоне войны в Донбассе и экономического кризиса в стране, влил в капитал 10,8 млрд грн. Если перевести гривны в более понятные доллары, получается, что российский ВЭБ влил в украинский ПИБ:

В 2009 году $1 млрд;

В 2013 году $ 1,1 млрд;

В 2015 году $ 0,5 млрд.

Если учесть, что ВЭБ на 100% принадлежит Российской федерации, значит можно смело предположить, что Украине все эти миллиарды заплатили дорогое россияне. За что великие укры и остальные шумеры были им глубоко благодарны.

Страна должна знать своих героев:

Председатель наблюдательного совета ВЭБ — Дмитрий Анатольевич Медведев, Председатель Правительства РФ. В составе Наблюдательного совета: Антон Силуанов, Константин Чуйченко, Максим Акимов, Дмитрий Козак, Виталий Мутко, Андрей Белоусов, Максим Орешкин и Игорь Шувалов. Председатель банка — Игорь Иванович Шувалов.

Почему я остановился именно на этом банке? Потому, что, когда украинские нацисты громили ВТБ и СБЕР, о ПИБе не было слышно ни слова. Хотя он так же, как и вышеназванные российские банки, субсидировал украинскую хунту. Как-то нехорошо получалось, ВТБ и Сбербанку пропели осанну, а Внешэкономбанку, в лице Проминвеста, не удосужились. А это не порядок. Теперь пробел восполнен.

Это, что касается ВЭБа с ПИБом. Но в предательской войне в Донбассе есть не только финансирование кремлёвской ОПГ киевских партнёров, уничтожающих Донбасс. Есть ещё и вопрос невзятия Мариуполя. Очень острый и больной вопрос. Полумилинный город не позволили освободить от украинского вермахта летом 2014-го, на пике наступления ополчения! Мариуполь это город-порт, до отказа напичканный металургическими заводами-гигантами ещё с советский времён.

Важен этот город не только для Донбасса, но и для России. Дело в том, что Азовское море очень мелкое и глубина, указанная в справочниках (14 метров) есть далеко не везде. Поэтому судоходство кораблей с большой осадкой затруднено. Все они ходят по определённому форватеру. Форватер от росийского Таганрога проходит с востока на запад, вдоль побережья ДНР, почти до Мариуполя, а потом под прямым углом поворачивает на юг, к Керченскому проливу. Получается, что суда из порта Таганрог вынуждены двигаться теперь не только по нашей территории, но и по вражеской, вблизи от Мариуполя, и подвергаться риску быть захваченными украинскими пиратами, как крымский траулер Норд. Да мало ли что взбредёт в голову украинским партнёрам.

Почему Путин запретил ополчению входить в пустой от укроармии Мариуполь, озвучил Бородай. Он сказал, что у Ахметова был большой контракт на поставку проката в Италию. А так как росийские олигархи (а именно олигархи командуют в Кремле) украинским кровные братья, решили Мариуполь не трогать: не забирать же у Ахметова хлеб насущный. Но и тут не всё так однозначно. Одному ли Ахметову принадлежат металлургические гиганты Мариуполя?

Оказывается, нет. Среди владельцев Ахметовского Метинвеста торчат уши российской Северстали и Внешэкономбанка. А про финансового директора “Метинвеста” Алексея Кутепова, который был назначен на эту должность в августе 2013 года, злые языки говорят, что он успешно окончил Академию ФСБ, в которой учился с 1997 по 2002 год. А кто во время его учёбы был директором ФСБ? По-моему наш несменяемый президент. Но это просто совпадение. Мало ли кто учился в Академии ФСБ при Путине. Или ещё так: мало ли кто работал с Путиным в мерии Питера. Всего-то Сечин, Мутко, Патрушев, ну и пара десятков других ныне олигархов или чиновников. Но то такое…

Ещё с состав Ахметовского Метинвеста входит мистер Мэйсон, который был генеральным директором Северстали и мистер Ригер, который несколько лет все свои силы отдавал «Юкосу», а потом, после того, как Ходарковский «загремел под панфары», занял место финансового директора. И вообще, поговаривают, что в правлении Метинвеста решающее большинство принадлежит российским гражданам, также питомцам Северстали. Да и часть выручки от работы Метинвеста делят между собой Северсталь и Внешэкономбанк. Какая эта часть, большая или маленькая, остаётся только догадываться, особенно, учитывая широту души воспитанников ФСБ.

Получается, что на Ахметова валили зря. Интересы в Мариуполе не только его. Даже скажем, не совсем его. В предприятиях Мариуполя, как и в других предприятиях на Украине, заинтересованы российские олигархи. Как бы они смогли преумножать свои миллиарды, если бы заводы Мариуполя перешли в юрисдикцию ДНР? Пришлось бы признавать республику. А так и волки сыты и овцы планомерно истребляются партнёрами. При всём при этом Москва не сторона конфликта. Эта несторона и заказывает музыку в Донбассе и на Украине, которая длится пятый год. Сколько жизней и поломанных судеб на совести нестороны, возглавляемой Путиным – не сосчитать.

Эта свора устроила кровавую бойню в Донбассе, не смотря на международное давление на Москву. Что тогда путинские подельники готовят дорогим россиянам? Страшно подумать! Ведь там никакого постороннего контроля нет и в помине! Но это уже заботы самих росиян. Раз терпят, значит ещё не припекло.

Как припечёт, зовите. Если выживем после помощи Путина, приедем на выручку.

 

Источник

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники