О важности Украины для России и некоторых стратегических ошибках политики РФ на украинском направлении в 2014 г

Украинский вопрос встаёт перед Россией с завидной периодичностью на протяжении вот уже нескольких веков. Царь Алексей Михайлович пробовал отмахнуться от него как от надоедливой мухи, но вскоре осознал, что от проблем «казацкой окрайны» никуда не деться, поскольку она — это часть единой системы, именуемой «Русью». Отрезать этот кусок можно, но при этом весь русский мир изменится и скукожится. Царь понял, что решив украинский вопрос, Русское царство трансформируется в Россию и тогда исполнится мечта московских правителей стать цесарями Третьего Рима. Война с Польшей и Турцией за Украину стала опорной точкой для роста всей «русской цивилизации». Потерь было много и материальных и людских, но преимущества, полученные от альянса, перевесили весь негатив: восстановилось идеологическое единство на базе православия, вырос масштаб экономики, появилась конкуренция в рядах элиты под напором предприимчивой казацкой старшины, ускорился культурный обмен с пограничными цивилизациями. Сильная держава не только тревожила соседей выросшей военной мощью, но и вызывала у них меркантильный интерес. С Россией стало интересно торговать, предлагая не только погремушки, но и технологические товары. Россию захотели видеть союзником в политических раскладах. Наконец, соседи захотели навести порядок с границами, т.е. признали все серые зоны русскими землями. Именно после присоединения Малороссии подписали договоры о границах Польша, Швеция, Турция, Китай.

Потомки Алексея Михайловича ни разу не усомнились в правильности присоединения Украины к России. Как бы не было им трудно (в 1709 или 1812 гг.) они не допускали мысли о том, чтобы решить проблему этих земель путём отказа от них. Наоборот, в рамках единой Руси укреплялись хозяйственные, культурные связи, объединялись элиты. Казалось, что угроза развала союза Украины и России носит гипотетический характер.

Но мировая глобализация внесла в историю свои коррективы. Крушение империалистических держав после мировой войны вызвало в них системный кризис и рост центробежных сил. Для России самой больной темой стал сепаратизм на Украине. Поначалу наши демократы из правительства князя Львова приветствовали своих братьев – малороссов и на робкие претензии о культурной автономии отвечали, что демократия поможет всем, только надо питать надежду… Ящик Пандоры приоткрылся и попёрло. Говоря устами героев Булгакова, Малороссию накрыла мрачная туча «мразей с хвостами на головах».

В условиях гражданской войны в России, политика на Украине со стороны контрреволюции была непримиримой и наивной в том смысле, что она не принимала в расчёт реалии регионального сепаратизма. Лидеры Белого движения думали о том, как возьмут «Златоглавую» и всё станет по прежнему.

Ленин, напротив, придавал украинскому вопросу архиважное значение. Да он заключил с немцами БРЕСТСКИЙ МИР, но уже 5—12 июля 1918 г. в Москве проходит I съезд Коммунистической партии (большевиков) Украины. Резолюцией съезда становится:

«1) Украина экономически неразрывно связана с Россией;

2) экономическое единство Украины и России в последнее 10-летие создало прочный базис для единства борьбы пролетариата Украины и России;

3) отделение Украины от России как в силу этого, так и в силу всей международной обстановки носит характер временной оккупации;

4) идея „самостийности» Украины, под ширмой которой германские империалисты захватывали и порабощали Украину под иго капиталистов и помещиков, окончательно дискредитирована в самых широких трудовых массах Украины;

5) восстание на Украине развивается под лозунгом восстановления революционного воссоединения Украины с Россией…».

Создав плацдарм для борьбы за Украину, Ленин подобно бультерьеру не выпускал жертву из своих челюстей. Его отношение к Украине сочетало стратегию и тактику.

В «Письме к рабочим и крестьянам Украины по поводу побед над Деникиным» Ленин объяснил возникшие противоречия между русскими и украинцами, тем, что мировому капиталу «удалось посеять рознь между ними и нами на почве недоверия одной нации к другой. Опыт показал, что это недоверие изживается и проходит только очень медленно и, чем больше осторожности и терпения проявляют великороссы, долго бывшие угнетательской нацией, тем вернее проходит это недоверие». Дальше статья фокусируется на общих интересах России и Украины, которые позволят им образовать союзное государство и успешно строить новое общество. Класс!

За три года разбушевавшуюся шароварщину приторочили к седлу матушки России. Это при полной экономической блокаде со стороны Запада и попытках интервенции. Важно, что лозунги Ленина были воплощены в реальную политику малых и больших дел: украинцев уравняли в правах с русскими, признали их культурную автономию, амнистировали за грешки гражданской войны и даже ограничили права русских в пограничных территориях. Как результат, союз советских республик стал основой для рождения мировой державы — СССР.

История развала отношений России и Украины повторилась в конце 20 века. Не будем вскрывать причины этого кризиса, а обратим внимание на то, что случилось в 2014 году. Майдан побеждает. Президент Янукович бежит в Россию, но её руководство практически не реагирует на ситуацию в Киеве. Кремль чуть ли не сразу соглашается со странной формулировкой «западных переговорщиков» о праве народа на восстание против недемократической власти. СМИ РФ называют Януковича бывшим и спорят, поднимется ли Юго-Восток на борьбу с бандеровской реакцией. При этом нет позиции в отношении Украины как целостного государства. Это поле боя отдали на растерзание США и Европе, те ошалели от счастья и прошляпили Крым. Победа в Крыму закрыла возможность оспорить у Запада прорусскую Украину. Неуклюжим шагом стало заседание Совета федерации, которое разрешило Президенту ввод войск на иностранные территории. На фоне крымских событий это решение выглядело для украинцев как угроза агрессии. В этот субботний день нам — борцам с фашистской угрозой стало по-настоящему плохо. У новой власти появилась возможность сплотить украинцев перед угрозой потери суверенитета – русофобия стала официальной идеологией. Хрупкий шанс на двоевластие стал таять. Наших ребят стали избивать, выслеживая поодиночке после митингов. Возле домов активистов установили слежку и при случае запугивали странными пожарами заборов во дворах и дверей в подъездах. Все ждали, что вот-вот образуется центр сопротивления, но пауза затягивалась. Политическая судьба русофильской Украины металась между обанкротившимися регионалами и коммунистами, слабыми общественными организациями, странными блогерами, наделёнными какими-то только им известными полномочиями. В момент, когда до людей на местах стало доходить, что спасение утопающих – дело рук самих утопающих, прошёл невнятный слух о том, что первыми в очереди на очищение Луганск и Донецк. Это практически ослабило протестное движение в Харькове, Днепре и Запорожье, поскольку здешние нетерпеливые пассионарии рванули на Донбасс. Волны русской весны на 9 мая не получилось, зато практически сразу начался террор.

Судьба Донецка в событиях 2014 года очень интересна. Проект ДНР существовал в качестве пугала с памятных событий оранжевой революции, но, похоже, его никто не собирался реализовывать. Я, часто бывая в Донецке, удивлялся, тому насколько этот город был плотно взят под контроль украинизации. Практически все ВУЗы были украиноязычными. Настроения значительной части интеллигенции было укрофильским. Днепропетровск, Харьков и Запорожье на этом фоне были оазисами русской жизни. И тут в течение нескольких недель всё перевернулось. Не претендуя на роль эксперта последней инстанции, постараюсь высказать мнение о данной метаморфозе. Самой уязвимой точкой Украины был Харьков, где достаточно было сформировать внятный центр и осуществить переворот. Это хорошо понимали спонсоры и участники киевской «революции достоинства», поэтому в их информационной войне акцент был сделан на проблеме «донецких». Харьков искусно вывели из-под удара. Плохо информированный Кремль согласился с тем, что донецкий плацдарм – это направление главного удара. Результатом стало, то, что антибандеровское движение Украины оказалось, заперто в глухом куту между Азовским морем и степями российского Донбасса. Если бы события разворачивались в Харькове, то наверняка бы сработал эффект домино. Влияние Харькова трудно переоценить. Для Восточной Украины – это: крупнейший промышленный центр, который на данный момент обеспечивает большую часть заказов для АТО; важнейший транспортный узел, без которого невозможно движение по всей Восточной Украине; культурно-политический центр, распространяющий влияние на Сумскую, Днепропетровскую, Полтавскую области. Турчинов и компания это очень хорошо понимали и сделали всё невозможное для предотвращения харьковской «русской весны». Когда им в вину, со стороны разгорячённых патриотов, сыплются упрёки по поводу бездействия по защите Крыма, то не учитывается, что бросок на Симферополь стоил бы победы прорусских сил в Харькове и катастрофы по всей Украине.

Возвращаясь в лето 2014 г. хочу отметить, что сопротивление Хунте было ослаблено признанием со стороны РФ выборов Президента Украины и фактической легитимации «шоколадного короля». С этого времени любое высказывание о незаконности власти «майданутых» стало преступлением. Аресты и акции запугивания стали массовыми.

И главное, признание Порошенко президентом, после выборов организованных Турчиновым, практически сделало законным АТО, развязанную самыми реакционными силами майдана. Нужно было добиться осуждения АТО на международном уровне и поставить условием выбора президента отказ от любых карательных мер в отношении политических соперников. Этот просчёт фактически развязал гражданскую войну на Украине.

 

Источник

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Смотрите также: