Русская идея 2016

«Тот, кто между войной и бесчестьем, выбирает бесчестье — получает и то, и другое» (с).
/Уинстон Черчилль/

В мудром древнем Китае была одна притча. Как-то раз некий учёный муж, специализировавшийся, видимо, по вопросам морального облика окружающих, прогуливался по базару и встретил там художника. Надо сказать, что за два или три тысячелетия, что прошли с тех пор, уличные художники не изменились (как, впрочем, и учёные мужи). Вот и этот мастер кисти, точно так же, как его современные собратья, выставил свои картины на всеобщее обозрение и продолжал рисовать, ожидая покупателей. Учёный муж подошёл к его импровизированному прилавку, какое-то время изучал картины, после чего сказал художнику, что тот аморален и картины у него неправильные. На удивлённый вопрос, а в чём, собственно, дело, им было отвечено, что рисует художник, почему-то, только животных и деревья, в чего-либо возвышенного рисовать не хочет. Тогда художник поинтересовался, что же, по мнению достопочтенного учёного мужа ему надлежит рисовать, дабы не терять моральный облик. Учёный муж ответил: «Ну, например, кого-нибудь из богов». «О, это было бы сделать гораздо проще, чем то, что я рисую сейчас. Рисовать богов слишком легко и мне не интересно» — сказал художник. И, в ответ на последовавший на это ураган возмущения от учёного мужа, спокойно уточнил: «Понимаете, почтенный, богов ведь никто не видел и я могу рисовать их как угодно, не боясь быть уличённым во лжи. Хоть с рогами, хоть с копытами, хоть с рыбьей чешуёй. А вот если с рогами я нарисую обычную утку — вот тогда держись. Так что уток рисовать гораздо сложнее, чем богов».

Я более чем уверен, что эта история произошла на самом деле. И даже больше того: очень вероятно, что пережить тысячелетия ей помог тот самый учёный муж, которого эта простая житейская мудрость настолько выбила из зоны комфорта, что он, наконец, понял что-то об этой жизни. Но эти подробности сейчас не так уж и важны. Важно то, что для того, чтобы нарисовать утку, надо хотя бы знать, как именно она выглядит. Ну, хотя бы, приблизительно. Хотя бы в общих чертах. И только тогда у тебя получится утка, а не рогатый и чешуйчатый персонаж картин Сальвадора Дали.

И относится это отнюдь не только к уткам.

Да и не об утке мы сейчас будем говорить, а о настоящей жар-птице. Которую в нашей стране уже много лет пытаются найти, но всё никак не могут. И имя этой жар-птице — Русская Идея. Вот именно так — с большой буквы. Так почему же, не смотря на всё это напряжение сил, поиски до сих пор не увенчались успехом? Увы, проблема здесь ровно та же самая, что и с древней китайской уткой. Все её ищут, но какая она — никто не знает. И как-то даже понять не пытаются. Вот, что самое печальное. Ну, по крайней мере, исходя из того, что видят мои глаза и слышат мои уши.

У Русской Идеи, как и у всего, ей родственного, есть две стороны: теоретическая и актуальная. Честно говоря, сильно вдаваться в теорию мне бы не хотелось. Но сделать это придётся. Самую малость. Просто для понимания.

И здесь есть, опять же, два основных вопроса, от которых это понимание зависит. Первый: что это? Второй: какое оно?

С моей точки зрения, ключевым сейчас является именно второй вопрос. Но грустно то, что общего понимания нет даже по первому.

А действительно: что такое вообще эта Русская Идея? Какой ответ даётся на этот простой вопрос?

Вот основное её определение, данное во всемогущих словарях:

Русская идея — совокупность понятий, выражающих историческое своеобразие и особое призвание Русского народа.

Я дико извиняюсь, но это определение ни о чём. От слова «вообще». Из него совершенно невозможно понять что-либо. Никакой конкретики, одно сплошное надувание щёк. Смешной вопрос: если руководствоваться этим определением — можно, вообще, найти хоть что-нибудь, кроме телефона психиатрической клиники? Я в этом сильно сомневаюсь. Более того, это «общепринятое определение» саму идею полностью омертвляет, так как показывает её не как нечто живое, а как некую «совокупность понятий». Безликую, бессубъектную и абсолютно мёртвую. При таком подходе к её подножью остаётся только положить чётное количество цветочков и перекреститься. Нет, это не «совокупность понятий». Русская Идея — это дорожный указатель особого пути русского народа, призванный не дать ему заблудиться и погибнуть. В действительности всё обстоит именно так.

Ну, а какой Русская Идея должна быть? Каким требованиям она должна соответствовать? Разрешению каких именно проблем она должна способствовать? А ведь это именно то, ради чего она, собственно, и нужна. Ведь никакая идея не является самоценностью. Даже религиозные идеи имеют цель, потому, что Бог давал их людям не просто так, а для чего-то.

С этим и вовсе тяжело. Хотя, ответ, на самом деле, не так уж и сложен: назначение Русской Идеи в том, чтобы обеспечить сохранение и выживание русского народа и Русского Государства. Которым является Россия.

Сразу оговорюсь, что народ и страна в нашем случае неразрывно связаны и любой, кто говорит, что можно пожертвовать народом ради страны или страной ради народа — либо дурак, либо откровенный враг. Потому, что Россия не выживет без русского народа (по абсолютно понятным причинам), а русский народ не выживет без России (в своём нынешнем формате он не может долго жить в диаспоре).

Казалось бы, просто. Но здесь на свет Божий выходит другая проблема, свойственная учёным мужам. Любая идея порождает идеологию. А она воспринимается ими, как нечто, что нужно высечь на каменных скрижалях и начать на это молиться. Но вот только ошибка их состоит в том, что идея — это не каменная плита. Идея — это живой организм, который развивается. Она — процесс, который идёт. И со временем она меняется, как любой другой живой организм, в соответствии с меняющейся средой. Логично, что пытаться впихнуть в 21-й век Русскую Идею версии века 19-го, мягко говоря, абсурдно. Однако, именно этим многие из них и занимаются.

Совершенно не видя того, что происходит вокруг. Того, что актуально СЕЙЧАС.

Вот об этой актуальности мы и поговорим.

Суровая правда жизни на сегодняшний день такова, что нынешняя РФ — это не Российская Империя и, тем более, не Советский Союз. РФ — это государство, пережившее геополитическую катастрофу, выгрести из последствий которой ему по силам лишь в том случае, если данное государство сумеет обеспечить максимальную мобилизацию сил всего своего народа. Более того, для этого государства и его народа в данный момент стоит вопрос физического выживания уже в среднесрочной перспективе. Чего, собственно, никто особо и не отрицает. И здесь, по сути, борются два направления. Которые с полным правом можно считать продолжением славянофилов и западников. Назовём эти направления так — «экспансия» (разумеется, умеренная, так как на большее сейчас сил не хватит) и «изоляционизм».

Сторонники экспансии считают, что сидеть в глухой обороне нельзя, так как в ней у страны и народа не будет никаких шансов. Они полагают, что воссоединение с Донбассом жизненно необходимо и без этого никаких перспектив избежать катастрофического сценария у страны нет.

Изоляционисты считают, что нам надо замкнуться в границах нынешней РФ и не вылезать из них ни под каким видом, чтобы не злить «международное сообщество», дабы как можно скорее с ним помириться ценой любых уступок. При этом подобные патриоты (а многие из них считают себя ими искренне и самозабвенно) очень любят цитировать известную фразу Горчакова о том, что «Россия сосредотачивается» (с). А Донбасс… Им можно и пожертвовать. Не самая большая жертва ради общего дела. Жалко, конечно, ну, а что сделаешь, если политический трэнд не в его пользу. Главное день простоять, да ночь продержаться.

Последняя точка зрения, похоже, доминирует сейчас в тех кругах, что близки к центрам принятия решений. И говорят они складно. И машина пропаганды (какой бы ледащей, по факту, она не была) исправно следует генеральной линии…

Вот только подобный «изоляционизм», по факту, оборачивается предательством и обходится нации куда дороже, чем обошлось бы прямое противостояние. И дело здесь не в «политических трэндах». О, нет. Дело в другом. Созерцание того, как вдоль границ РФ происходит тотальное притеснение русского населения, открытая деруссификация, а, местами, и откровенный геноцид (как это происходит на Донбассе) подламывает хребет народу внутри самой большой России. Тому самому народу, от мобилизации которого в ответственный момент зависит слишком многое. Народу, который не может понять, почему Южную Осетию принимать в состав России можно, а Донбасс нет.

Хочу сейчас быть понятым правильно. Я ничего не имею против Южной Осетии. Более того, я вполне уважаю её народ за проявленное мужество в ходе их войны. Считаю ли я, что Южную Осетию надо принимать в состав России? Безусловно. Считаю ли я, что народ Южной Осетии своим наивысшим гражданским подвигом заслужил это право? Вне всякого сомнения. Но пусть мне кто-нибудь объяснит, чем подвиг осетинского Цхинвала лучше и «рукопожатней» подвига русского Донецка. И вместе со мной пусть он объяснит это 80% населения РФ, которые с жителями Донецка являются одним народом.

Спору нет: большинство из этих 80% утрётся. На то оно и большинство. Но вот только осадочек останется. Нет, оно не выйдет на улицы протестовать, большинство это. Просто в решающий момент, когда те, кто принял такие феерические решения, будут к этому большинству обращаться за помощью, оно им молчаливо ответит: «Простите, граждане, политический трэнд не в вашу пользу. Так что постоим-ка мы в сторонке, а вы как-нибудь сами». И когда государство будет падать, народ просто расступится, и не станет его ловить.

Для полноты картины замечу: если вы считаете, что подобный «изоляционизм» есть только в Москве, то вы сильно ошибаетесь. Свои, не менее шикарные его формы есть и в Донецке. Только звучат они иначе: РФ — неправильная Россия, а значит делать нам там нечего, давайте лучше создадим свою маленькую, но правильную Россию здесь. Идея, на самом деле, для многих очень заманчивая. Но только не будет, в итоге, никакой «правильной России». Будет анти-Россия. То есть другая «украина». Это ведь не размежевание с РФ — это размежевание с Русским Миром. А, значит, следующим шагом будет размежевание с русским народом. И по-другому никак. Алгоритм неизменен. Вот поэтому подобные мыслители — это, по факту, предатели, которые ничем не лучше укров.

Кстати, к их московским коллегам это тоже относится.

И вывод здесь может быть только один: ЕДИНСТВЕННАЯ РУССКАЯ ИДЕЯ, ВОЗМОЖНАЯ СЕЙЧАС, В 2016 ГОДУ ОТ РОЖДЕСТВА ХРИСТОВА — ЭТО СОБИРАНИЕ РУССКИХ ЗЕМЕЛЬ И РУССКОГО НАРОДА. Потому, что именно от этого зависит то самое физическое выживание и народа, и государства.

Именно это приоритет номер один. Потому, что нам действительно «нужно сосредоточиться». Вот только не таким образом, каким это предлагают граждане, для которых сдача русских земель с миллионным русским населением является «приемлемой ценой».

Я прекрасно понимаю, что это упрощение. Что Русская Идея куда сложнее. Но в критические моменты (такие, как нынешний) простота служит отличным предохранителем от лжи.

А значит Русская Идея 2016 именно такова и другой быть не может.

Просто потому, что не бывает уток с рогами и рыбьей чешуёй.

(с) Павел Раста (позывной «Шекспир»).

 

Источник

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники