Саботаж разрушает не меньше, чем война

Несколько веков назад, на заре промышленной революции в Европе, рабочие ткацких мануфактур, оказывавшиеся на улице из-за начавшейся механизации производства, начали бросать свою обувь в механизм станка. Обувь была деревянная и станки совершенно напрочь ломались. Таким способом эти самые рабочие незаметно, но очень разрушительно боролись с тем, что, по их мнению, мешало их жизни. И пускай это происходило ещё до того, как они поняли, что виноват не станок, а капиталист, который заменяет им человека, но эта ситуация примечательна тем, что дала название очень большому и очень опасному явлению. Деревянная обувь французских рабочих называлась «сабо» («sabot»). И именно от неё ведёт своё начало слово «саботаж».

Саботаж в Республике — явление, которое, к сожалению, присутствует с самого начала ее создания и с самого же начала скрывается (или покрывается?) властями. Первой, ещё «революционной» властью, оно скрывалось, чтобы не подрывать боевой дух восставшего народа, что вполне логично. Но тогда с актами саботажа всё же велась борьба, причём, ожесточенная.

У той же власти, что пришла ей на смену, политика иная. Как бы это сказать «поинтеллигентней»: не замечать саботаж в полной мере. Причём, на уровне действий не замечать так же, как и на уровне ощущений. С чем это связано, сказать трудно. Возможно, перед новоявленной властью стоят совсем другие цели и задачи.

Если в первые дни революции саботаж ограничивался тем, что, например, неизвестные лица подсыпали химреактивы в водопроводную систему взятого народом бывшего ОГА, то теперь он приобрёл организованный, почти системный характер. Чему, по сути, не стоит удивляться, так как властные структуры сознательно переполнены бывшими функционерами Руины. При таких условиях начало саботажа неизбежно: необходимым условием выживания любой революции являются кадровые чистки, а они мало того, что не проведены, так ещё и всё сделано как раз наоборот: структуры с неистовством зачищаются от этих самых революционных кадров.

Попытайтесь себе представить, сколько бы протянула молодая Советская Россия, если бы аппарат ВЧК начал, вдруг, состоять из бывших офицеров охранного отделения жандармского корпуса Романовых — той самой «охранки», которая многие годы преследовала тех, кто совершил революцию, и пыталась выжечь саму её идею. В молодых республиках всё, по факту, именно так. Известны случаи, когда государственные деятели ДНР встречали в коридорах МГБ тех самых сбушников, которые арестовывали и допрашивали их при Руине. Представьте себе выражение лица, скажем, Дзержинского, встреть он такого чекиста.

Чего стоит один персонаж, занимавшийся до революции 1 марта политическим террором против народа Донбасса, а ныне являющийся одним из руководителей МГБ и системно выдавливающий все революционные кадры отовсюду, до куда может только дотянуться. Интересно, по какой причине? Боюсь даже предположить.

Нет, были, конечно, и в истории Советской России единичные исключения, вроде генерала Джунковского, но такие исключения лишь подтверждают правило. И, увы и ах, такими исключениями никак не оправдать то, что сейчас творится на территориях молодых государств. Уточню, что подобные заявления вовсе не означают, что всех, кто служил при Руине, теперь стоит гнать поганой метлой из органов или повсеместно подозревать в «зраде», но то, что к таким кадрам (в особенности, замешанным ранее в нанесении вреда жителям Донбасса) стоит присмотреться куда более скрупулёзно — факт.

И, всё же, самые фантастические акты саботажа, конечно же, происходят в экономике Республики. Недавняя ситуация, с которой столкнулась я лично, когда мошенничество коммунальных структур практически легализовано — ещё не финиш: некоторым предприятиям периодически приходят счета за электричество, на которых в реквизитах указан офис в городе Краматорск; жителям Кировского района отказывают в подключении электричества по причине того, что они ДНР-цы (?!); поставки угля укропам (совсем уж общеизвестный факт), ну, и так далее.

Но все это мелочь, по сравнению с фактической передачей железной дороги под контроль врага, с увольнением нескольких десятков тысяч человек – вот это акт саботажа на несколько порядков более серьёзный, чем химреактивы, подсыпанные в унитазный бачок или полумошеннические схемы коммунальщиков.

Нам необходимо помнить, что эта война – не только лишь на линии разграничения.
Мы живем и не подозреваем,  что по масштабам наносимого и потенциального вреда, изнутри, от саботажников, Республике грозит опасность не меньшая, чем снаружи от армии Руины.

И об этом не стоит забывать.

 

Источник

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Смотрите также: