Уроки истории: антирумынские танки «На испуг» на защите Одессы

Они шумели, имели устрашающий вид и выдержали испытание боем

Пожалуй, не было в 1941 году у Красной Армии и флота более необычной оборонительной операции чем та, что началась 5 августа 1941 года. Необычными были условия обороны Одессы. Очень уж своеобразно выглядел противник – румынская армия на фоне вермахта. Необычной была даже бронетехника, которую успешно использовали защитники Одессы.  Николай  Крылов, начальник штаба Приморской армии, защищавшей Одессу, так описывал впоследствии самодельные «танки»:

«Три бронированные машины, тип которых не сумел бы определить никакой военный специалист. Это были первые одесские танки. Фактически обыкновенные тракторы-тягачи, переделанные всего за десять дней. Листовую корабельную сталь использовали в два слоя с прокладкой из дерева или резины, и испытания, проведенные на заводе, показали, что если не от снарядов, то, во всяком случае, от осколков и пуль такое покрытие должно защитить. В башнях двух машин поставили пулеметы. Для третьей нашлась 37-миллиметровая горная пушка.  К трем самодельным «танкам» добавили один восстановленный, настоящий. И пошли в бой.

Результаты, как выяснилось, превзошли все ожидания. Противник, не видевший здесь раньше у нас никаких танков, был ошеломлен и выбит на этом участке из своих передовых окопов. Наши бойцы тут же придумали новым боевым машинам название — «На испуг», сокращенно НИ. Оно сделалось неофициальной маркой новой машины. Нельзя было не признать, что это название довольно точно характеризует ее качества: при слабом вооружении и легкой броне танк НИ имел довольно-таки устрашающий вид, а на ходу производил очень много шума.

После первого боя танки, вновь прогрохотав по улицам города, возвратились на завод для осмотра. Как и предполагалось, от осколков и пуль оставались лишь вмятины. Попавший в один из танков 45-миллиметровый снаряд пробил слоеную броню навылет, не задев, к счастью, людей и двигатель. В целом машины испытание выдержали…».

Для специфического румынского противника и НИ был страшен. В служебном дневнике начальника штаба сухопутных сил Германии генерала Гальдера читаем:

«20 августа. Одесса все еще продолжает вызывать беспокойство… Пока еще вызывает сомнение вопрос, доросли ли румынское командование и его войска до выполнения такой задачи». «21 августа… Румыны считают, что им удастся занять Одессу только в начале сентября. Это слишком поздно… Наше верховное командование не хочет вмешиваться в дела румынского командования. Таким образом, нам остается только ждать, как будут развиваться события».

Но «вызывать беспокойство» Одесса продолжала до 16 октября. До выполнения такой задачи румынское командование действительно не доросло. Оставить город 16 октября 1941 года Приморской армии пришлось не под натиском румын, которых защитники Одессы успешно били, а из-за прорыва немцев в Крым. Армии предстояло защищать Севастополь. Эвакуацию удалось осуществить с минимальными потерями. Нарком ВМФ Николай Кузнецов  в мемуарах объяснял этот успех так: «Войска отошли настолько скрытно, что когда последний эшелон уже вышел из порта, румыны все еще боялись двинуться к городу».

Максим Кустов 

 

Источник

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Смотрите также: